Каддафи

После сентябрьской революции 1969 г. экономическая политика Ливии, включая в качестве основного и нефтяной вопрос, претерпела коренные изменения, стала последовательно антимонополистической, активной, наступательной. Уже через несколько месяцев страна выдвинулась на роль лидера фронта государств— экспортеров нефти. Важную роль в этом сыграл субъективный фактор — позиция. нового ливийского руководства во главе с М. Каддафи. Но в полной мере этот фактор мог проявиться лишь при наличии благоприятных объективных условий, которые сложились в самой Ливии и вокруг нее на рубеже 60-х и 70-х годов  [c.71]


Таким образом, представляется вполне закономерным новое, гораздо более активное и широкое, чем все предыдущие мероприятия в этой области, наступление на позиции частнокапиталистического, а в некоторых отраслях и мелкотоварного секторов национальной экономики, развернутое именно к концу 70-х годов, когда уже со всей очевидностью выявились пороки новой ливийской буржуазии. Идейно-теоретической основой этих преобразований в сфере экономической деятельности послужила главным образом вторая часть программной работы лидера ливийской революции М. Каддафи — Зеленой книги под заглавием Решение экономической проблемы. Социализм" , увидевшая свет в конце 1977 г.  [c.172]

Претворение в жизнь с 1978 г. центрального лозунга второй части Зеленой книги , предусматривающего ликвидацию системы наемного труда во всех его формах,— партнеры, а не наемные работники [188, с. 3] — означало довольно крутой поворот от проводившегося ранее курса на всемерную поддержку частнопредпринимательской активности в сфере материального производства. Широкая его реализация началась после 1 сентября 1978 г., когда по призыву М. Каддафи была развернута кампания захвата предприятий и учреждений занятыми на них рабочими и служащими с целью осуществить действенный контроль над производственными и административно-хозяйственными ин-  [c.173]

В то же время реализация упомянутых здесь принципов экономической теории М. Каддафи не замедлила активизировать проявления явной и скрытой оппозиции со стороны имущих слоев ливийского общества, а также их сторонников в государственном аппарате, армии и среди части духовенства. К таким проявлениям относились забастовки торговцев, акты саботажа и даже попытки государственных переворотов и покушений на М. Каддафи. Но, пожалуй, наиболее широкий размах получило пассивное сопротивление основной массы ливийских предпринимателей и собственников недвижимости, которые, лишившись своих коммерческих активов, арендной платы и ренты, стремились по-  [c.174]

Последние мероприятия имели под собой, вероятно, несколько мотивов. В экономическом плане их немаловажную чисто практическую сторону составила своеобразная политика одновременно кредитной и дебитной рестрикции, направленная против перенакопления свободных денежных средств частными лицами, а также на сдерживание инфляции. В социальном аспекте эти меры были призваны сгладить наиболее одиозные из сохранявшихся проявлений имущественного неравенства. Наконец, они вписывались в концептуальную схему нового социализма М. Каддафи, где любое накопление, кроме как за счет экономии на личных потребностях индивидуума и от продукта его собственного труда, признавалось посягательством на общественное достояние [188, с. 21, 29]. В политическом плане данные мероприятия лишали внутреннюю оппозицию последней легальной финансовой опоры.  [c.175]


По мнению М. Каддафи, абсолютизирующего в нынешнюю эпоху опыт лишь эксплуататорских общественно-экономических формаций, решение экономической проблемы в современном мире в целом еще не найдено. Усилия сделать это в сфере отношений собственности не разрешили проблемы производителей... изменения, в результате которых собственность переходила из рук в руки, не решили вопроса о праве работника на производимый непосредственно им продукт [188, с. 2—3, 6].  [c.207]

Среди стран, объединившихся в борьбе против Запада и его форпоста, Израиля, — от Марокко до Пакистана — не было ни одной демократической. Поначалу под лозунгом защиты арабского мира во многих странах к власти пришли светские режимы — Каддафи в Ливии, Асада в Сирии, Саддама Хусейна в Ираке. Впрочем, авторитарностью отличались не только откровенно враждебные Западу режимы, вынужденные во времена холодной войны просить помощи у советского блока. Исламские государства, формально дружественные Соединенным Штатам, такие как многие страны — производители нефти, Иордания, Марокко и неарабский Иран, отнюдь не были бастионами демократии. Просто наши деньги нравились им больше других. Политическая оппозиция, основной критерий демократии на Западе, считалась здесь предательством и каралась смертью — причем отнюдь не обязательно с соблюдением всех юридических процедур.  [c.216]

Нигде конец холодной войны и прекращение существования СССР как противовеса США не продемонстрировали несостоятельность некоторых национальных амбиций с такой ясностью, как на Ближнем Востоке. Египет, Сирия, Ирак и Ливия в основном утратили значение для США (если не считать нефтяных запасов двух последних стран). Падение СССР, при поддержке которого местные правители могли строить претенциозные планы и сохранять власть (в Египте такую же роль играли США), определенно способствовало активизации воинствующего ислама, который заполнил образовавшуюся пустоту. Светские лидеры — Асад, Саддам Хусейн и Каддафи — внезапно открыли для себя ислам. Иран, решительно изменившийся в результате своей мгновенной революции, уже давно действовал совершенно независимо от США его стратегическое значение тоже резко снизилось. Очевидно, что доктрины, более 50 лет определявшие внешнюю политику США, устарели.  [c.228]

IX 1969 г. в результате революционного выступления группы молодых офицеров во главе с М. Каддафи в стране была свергнута монархия и провозглашена Ливийская Арабская Республика (ЛАР). Новый режим заявил о своем стремлении добиваться укрепления нац. независимости и ликвидации иностр. господства, осуществлять прогрессивные социально-экономические преобразования. Англия была вынуждена эвакуировать свои военные базы в марте, а США — в июне 1970 г.  [c.291]

В марте 1977 г. осуществлена реорганизация гос. институтов Ливии. В принятом декрете об установлении режима народной власти указывалось, что вся полнота власти в стране переходит в руки народа, который будет управлять государством посредством прямой народной демократии , т. е. через народные собрания и народные комитеты, действующие на местах, а также через профсоюзы и др. общественные организации (позже были дополнительно созданы еще революционные комитеты). Верховным органом гос. власти объявлен Всеобщий народный конгресс (ВНК), созываемый 2 раза в год. Избран генеральный секретариат ВНК в составе 5 чел. во главе с генеральным секретарем ВНК М. Каддафи. Исполнительным органом (правительством) Ливии стал Высший народный комитет. Прежнее название страны — ЛАР — заменено новым — Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия .  [c.291]

Каддафи М. Зеленая книга. М 1 989.  [c.716]

Основой экономической модели ливийской альтернативы является принцип — кто производит, тот и потребляет , причем специально подчеркивается, что никто не вправе заниматься экономической деятельностью с целью присвоения богатств в количестве, которое превышает потребности человека. Решить эту проблему нельзя изменением форм собственности. Выход — в ликвидации наемного труда и заработной платы. Только работа на себя делает человека самостоятельным, раскрепощает его труд. В экономической модели Каддафи собственность фактически отсутствует, на смену отношениям собственности выдвигаются отношения партнерства, непосредственного обмена трудом или произведенным продуктом. Следует напомнить, что эта идея не нова, она по-существу перекликается с лассальянской концепцией неурезанного продукта труда . Ноу Каддафи эта идея вписывается вето концепцию нация — это большое племя, она управляется вождем, консультирующимся с общинным советом. Хозяйственные связи, внутри такой общности носят характер, качественно отличный от отношений рыночной экономики. Это отношения между конкретными производителями, которые зависят друг от друга. Это связи прежде всего кровные, родственные, да к тому же освященные религией. Каддафи заявляет, что правильный путь развития общества возможен только в том случае, если он следует истинному За-  [c.717]


Нередко заметные различия в целях и принципах, выражающие классово-политическую природу взаимоотношений между освободившимися государствами, препятствуют выработке общей согласованной линии нефтеэкспортеров на содействие развивающимся странам — импортерам жидкого топлива. В частности, не получило одобрения большинства членов ОПЕК и не было реализовано предложение о поставках нефти африканским государствам на льготных условиях, с которым выступил ливийский лидер М. Каддафи в конце 1973 г. на Исламской конференции в Лахоре [302, с. 16]. Не встретила широкой поддержки и другая инициатива Ливии на 55-й декабрьской конференции ОПЕК  [c.187]

Однако еще до того, как правительство Ливии и компании смогли приступить к переговорам, правительство короля Идриса было неожиданно и внезапно свергнуто группой молодых офицеров во главе с. полковником Муамаром аль Каддафи. Для нового правительства, воодушевленного идеалами социалистической революции, олицетворявшимися для них Насером и исламским фундаментализмом, нефть неизбежно должна была стать одним из главных плацдармов борьбы против западного неоколониализма, лидирующую роль в котором играли США. Оно поддерживало тесный контакт с Алжиром, который был только рад использовать Ливию в качестве дополнительного орудия в своей борьбе за пересмотр положений франко-алжирского соглашения от 1965 г.  [c.244]

Пример несколько иного рода представляет собой Ливия. В этой стране в течение всего периода с 1969 года, когда там началась революция, до наших дней огосударствление экономики никогда не достигало такой степени, чтобы можно было говорить даже о неоазиатском укладе. Однако даже это, не выходящее за рамки обычного государственно-монополистического капитализма огосударствление производительных сил сыграло - в отличие от более последовательного огосударствления в Югославии и ГДР - очень большую прогрессивную роль в развитии ливийской экономики. (См. Смирнова Г. И. Опыт ливийской революции. - М. Наука, 1992. — 240 с.). В этом отношении буржуазное ливийское государство (руководимое некогда мелкобуржуазными, до сих пор не абсолютно обуржуазившимися политиками во главе с Муаммаром Каддафи) больше похоже на неоазиатский СССР, чем на буржуазные государства в Югославии и ГДР. Объяснить это сходство легко послевоенные ГДР и Югославия не находились в такой экстремальной ситуации, как бывшая Российская империя или Ливия конца 60-х годов, - а огосударствление экономики может (смотря по тому, кто и как его проводит) способствовать ее быстрому прогрессу лишь в тех случаях, когда последний связан с напряжением всех сил общества для выхода из экстремальной ситуации. В противоположном случае огосударствление, будучи монополизацией экономики и в качестве таковой в большей или меньшей мере умаляя роль конкуренции как стимула к труду (и не заменяя ее другими стимулами, не менее эффективными, чем конкуренция или порождаемая экстремальной ситуацией угроза), по большей части тормозит прогресс производительных сил.  [c.318]

В марте 1979 г. на сессии ВНК произошли изменения в составе его генсекретариата. Было объявлено, что М. Каддафи и 4 др. бывш. члена генсекретариата ВНК (руководители революции 1969 г.) не будут занимать никаких адм. постов, а посвятят себя более важной задаче — продолжению сентябрьской революции и работе по дальнейшему вовлечению широких масс в революционные преобразования . Это, однако, не означает их отхода от гос. деятельности. М. Каддафи, к-рого теперь официально именуют лидер революции 1 сентября , фактически остается главой ливийского режима.  [c.292]

В октябре 1985 г. с офиц. визитом в СССР находился руководитель ливийской революции М. Каддафи. Во время этого визита был подписан ряд важных документов советско-ливийского сотрудничества.  [c.292]

В 1987 г. с целью дестабилизации режима Каддафи империалистические круги западных держав спровоцировали ливийско-чадские вооруженные столкновения. В сентябре 1987 г. ОАЕ добилась прекращения огня между Чадом и Ливией.  [c.292]

Идея регионального исламского проекта наиболее ярко отражена в ливийской альтернативе , содержание которой изложено в Зеленой книге , опубликованной отдельными частями в течение 1976—1979 гг. В этой книге представлена модель развития, разработанная лидером Ливийской Джамахирии — Муамаром Каддафи. Сам Каддафи назвал свою концепцию третьей мировой теорией и рассматривал ее как вызов безусловному развитию на Востоке буржуазных отношений и реакцию на провал создания синтетической концепции арабского социализма. Более того, третья мировая теория характеризуется им как единственно возможная универсальная модель развития, которую может использовать все человечество3.  [c.716]

В Зеленой книге выделен специальный подраздел Преимущества племени . Эти преимущества определяются следующим образом 1) в племени складываются лучшие условия для воспитания в человеке духовных, нравственных и социальных ценностей 2) там надежно контролируется поведение индивида 3) там по сравнению с семьей человеку предоставляется больше возможностей для реализации себя как личности. Науропне нации такие возможности еще больше, но контроль недостаточен 4) племя обеспечивает человеку коллективную веру, коллективное возмещение убытков, коллективную месть и коллективную защиту . Каддафи, уподобив нацию племени, отмечал, что исторической основой нации является общность ее происхождения .  [c.717]

Истинный закон общества есть традиционный обычай или религия (Аль Каддафи Муамар. Апь-китаб апь ахдар. Триполи, б.г).  [c.717]