Ближний Восток

На всем протяжении 60-х годов ни юридический статус, ни тем более фактические позиции западных нефтяных корпораций в монархической Ливии не претерпели существенных перемен. Об этом свидетельствует, в частности, чисто формальный характер поправок к Закону о нефти , принятых в 1961 и 1965 гг. Первая из них своей главной целью имела введение справочных цен в систему налогообложения нефтяных компаний ливийским правительством. Цель, однако, не была достигнута, так как по закону 1955 г. поправка могла приобрести юридическую силу лишь с согласия концессионеров. Последние выторговали себе право на применение, по сути, неограниченных скидок, которые сводили на нет смысл справочных цен и давали возможность занижать суммы доходов, подлежащих налогообложению, до менее 60% уровня, исчисленного по системе, принятой на Ближнем Востоке.  [c.57]


Следует учесть, что категория доказанных запасов подразумевает исключительно ту часть содержащейся в месторождениях нефти, которая может быть извлечена уже апробированными на них методами разработки. В арабских странах пока нередко преобладают первичные способы нефтедобычи за счет естественного снижения внутрипластового давления. Применение различных искусственных методов повышения нефтеотдачи позволяет пересмотреть оценки запасов в сторону их существенного увеличения. Повсеместное внедрение одних только технологий вторичного отбора нефти, уже длительно и широко применяемых в мировой практике (не говоря о третичных методах, пока в значительной мере экспериментальных), позволило бы, как полагают, повысить оценочную величину нефтяных запасов ла Ближнем Востоке не менее чем наполовину [258, с. 668].  [c.200]

Б а р т е л ь Г. Октябрь и борьба за экономическую независимость в нефтедобывающих государствах Ближнего Востока и Северной Африки.— Великий Октябрь и актуальные проблемы арабского мира. М., 1979.  [c.216]

Мировое потребление нефти за 1970-1997 гг. увеличилось на 54,4%, в Японии - на 35,4%, в США - на 17,1%, в Западной Европе - на 4,5%. Гораздо более быстрыми темпами росло потребление нефти на Среднем и Ближнем Востоке (в 3,6 раза), в Латинской Америке (в 2,2 раза), в Африке (в 2.7 раза), в Китае (в 8,4 раза). В итоге доля развивающихся стран в мировом потреблении нефти повысилась, а доля промышленно развитых стран понизилась. Попытки развивающихся стран (P ) сократить разрыв в уровне развития с промышленно развитыми странами делают неизбежным быстрый рост потребления нефти в P .  [c.26]

Низкая доля термических операций в Японии связана с дефицитом энергетических ресурсов в стране. Применение этилированного бензина в странах Ближнего Востока и Африки отражается в низкой доле вторичных процессов в этих странах.  [c.16]

Таким образом, МНК потерял контроль на рынком, особенно в части контроля цен и барьеров против вступления новых компаний. Однако он продолжал доминировать на рынке (к 1970 г. картель все еще контролировал примерно 80% мирового экспорта сырой нефти и 90% добычи ее на Ближнем Востоке).  [c.28]

Активная и бескомпромиссная поддержка Советским правительством позиции Египта способствовала значительному повышению авторитета первого в мире социалистического государства на Ближнем Востоке. В ответ на обращенные к СССР предложения наша страна развернула всестороннее сотрудничество с рядом арабских стран, прежде всего с Египтом, Сирией, Ираком, Алжиром. Политическая поддержка борьбы против империализма, поставки современного оружия, посылка военных советников, предоставление экономических кредитов на разведку полезных ископаемых, строительство важных народнохозяйственных объектов в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве, обучение специалистов из арабских стран в советских учебных заведениях — весь широкий и многогранный спектр советской помощи стал важным фактором в укреплении независимости и социально-экономическом прогрессе арабских государств.  [c.24]


Весь регион Ближнего Востока и Северной Африки в это время проходил через полосу крупных социально-политических потрясений, хотя и разных по форме и характеру. В ряде стран произошли революции, которые сопровождались глубокими социальными, политическими и экономическими сдвигами (Египет — 1952 г. Ирак— 1958 г. и 1968 г. Сирия— 1966 г. Ливия— 1969 г.) в других возникли широкие народные движения, приведшие к возникновению революционной ситуации, но не завершившиеся победоносной революцией (Иран—1952 г.). В третьих демократические революции совпали, слились с войной за независимость (Алжир — начало 60-х годов). На развалинах английских колоний и протекторатов на юге и востоке Аравии возникли независимые государства Кувейт (1961 г.), Народная Демократическая Республика Йемен (1967 г.), Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты (1971 г.).  [c.28]

Эта двойственность отражала известное расхождение интересов государственно-монополистического капитала США в целом и нефтяных монополий. Первый был в тот период заинтересован в некотором повышении справочных цен на ближневосточную нефть, поскольку это давало американской экономике, в меньшей степени зависящей от импорта нефти, определенные преимущества в конкурентной борьбе с Западной Европой и Японией. Кроме того, интересы США в районе Ближнего Востока никогда не исчерпывались одними нефтяными концессиями администрация стремилась к сохранению политических связей с консервативными режимами в арабских странах и в Иране, к стабилизации и укреплению их позиций в регионе. В этих условиях она считала политически неоправданным, а возможно, и вредным отказ нефтяного монополистического капитала улучшить условия своих операций в интере-  [c.36]

Кроме того, нефтяные монополии располагали на Ближнем Востоке ни с чем не сравнимыми возможностями эксплуатации рабочих нефтяной промышленности.. Заработная плата местной рабочей силы была мизерна,, к тому же пролетариат располагал незначительными возможностями защиты своих экономических и политических интересов. Даже в условиях роста заработной платы арабских и иранских рабочих-нефтяников в 40— 60-х годах степень их эксплуатации повышалась гораздо быстрее. Доходы нефтяных монополий на Арабском Востоке в сто раз превышают фонд заработной платы  [c.60]

Сходные данные приводит и французский исследователь Ж. Шевалье, который не связан с секретариатом ОПЕК и потому не может быть обвинен в предвзятости. Он утверждает, что при реализации тонны средней импортированной с Ближнего Востока нефти по цене 520 франков примерно 262,7 франка (50,6%) изымалось французским правительством в виде налогов.  [c.66]

Вслед за частичной в большинстве стран—производителей нефти Ближнего Востока в 197 —1977 гг. была осуществлена полная национализация иностранных нефтяных концессий. Поскольку вся нефть отныне принадлежала ближневосточным государствам, большая часть ее реализовывалась ими на основе единых, так называемых официальных или правительственных, продажных цен.  [c.72]

В результате проведения странами—экспортерами нефти Ближнего Востока все более самостоятельной политики в вопросах реализации доля нефти, продаваемой ими на свободных рынках, постепенно росла. В периоды значительного увеличения спроса (как это было, например, во второй половине 1979 г.) доля реализуемой на свободном рынке нефти может подскочить, поскольку эти цены существенно превышают цены долгосрочных контрактов. Несмотря на это, в силу целого комплекса причин доля нефти, реализуемой на свободном рынке этими странами, незначительна. К началу 1979 г. на свободном рынке реализовывалось в среднем всего около 500 тыс. баррелей нефти ежесуточно, т. е. менее 1 % общего потребления нефти капиталистического мира.  [c.74]


Трудно переоценить значение нефти для стран Ближнего Востока. Доходы, получаемые от ее экспорта, составляют основу государственных финансов этих стран с перспективой их увеличения связана сама возможность осуществления основных социально-экономических проектов и планов. Перспективы ускоренного развития и диверсификации их экономики, ее отхода от нефтяной базы зависят в значительной степени от того, по каким ценам будет реализовываться это ценное истощающееся сырье.  [c.80]

Следовательно, высокие цены, по мнению А. Бернарда, будут способствовать снижению добычи, а ее низкий уровень будет стимулировать рост цен. Сами же страны—члены ОПЕК, полагает А. Бернард, заинтересованы в умеренном росте цен на нефть, чтобы не побуждать страны-импортеры напрягать усилия для решения своей энергетической проблемы. Исходя из этого максимальный рост цен на энергетические ресурсы в течение 80-х годов ограничится 2% в год. В то же время сезонный скачок цен под влиянием холодной зимы или нарушения в системе снабжения в случае кризиса на Ближнем Востоке почти неизбежно приведет к росту пен на нефть, что увеличит избыточные доходы добывающих стран и побудит их сократить добычу, и в итоге весь цикл повторится . В приведенной схеме А. Бернарда есть рациональные элементы, хотя ее ценность снижается тем, что он выводит за рамки сценариев такие факторы, как экономический цикл и корыстная политика ТНК, которые не раз были если не инициаторами, то стимуляторами всплесков энергетического кризиса.  [c.97]

Частный случай этих ножниц цен , один из самых характерных, представляли собой монопольно-низкие справочные цены на нефть, в особенности на ближневосточную и североафриканскую. К началу 50-х годов они почти утратили связь с общественной или рыночной стоимостью этого сырья и приобрели условно-расчетный характер, стали использоваться для начисления концессионных платежей нефтедобывающим государствам, а также в качестве средства учета при внутрикорпорационных поставках между филиалами монополий в странах—экспортерах и импортерах жидкого топлива. Характерно, что резкое и устойчивое понижение справочных цен последовало непосредственно за привязкой к их уровню отчислений нефтеэкспортирующим государствам и за ьведением подоходного налога в соответствии с принципом равного раздела прибылей от добытой нефти между концеден-тами и концессионерами. (Ранее, когда на Ближнем Востоке рой-алти взимались только с каждой тонны добытой нефти как твердо зафиксированная сумма и отчисления зависели лишь от объема производства, западные нефтяные монополии были заинтересованы в ценоповышательной политике и, естественно, именно таковой придерживались.)  [c.26]

Технико-экономическая возможность установления монопольно-низких цен определялась огромными запасами нефти, обнаруженными после второй мировой войны на Арабском Востоке, и чрезвычайно низкими издержками их разработки. По расчетам известного американского специалиста в области нефтяной промышленности М. А. Эйдельмана, в начале 60-х годов средняя величина этих издержек для неистощенных, работающих на полную мощность скважин в Алжире была в 3,3 раза, в Ливии — в 10,1, а на Ближнем Востоке — более чем в 15 раз ниже, чем в США [198, с. 60, 114—115]. Пока наращивание добычи нефти в этих регионах не сталкивалось с ограничениями ни технико-экономического, ни иного порядка (первые мероприятия развивающихся стран по консервации нефтяных ресурсов относятся к началу 70-х годов), в капиталистической нефтегазовой промышленности за пределами США почти неизменно осуществлялся переход от разработки относительно худших к лучшим месторождениям.  [c.26]

Анализируя основные положения Закона о нефти от 1955 г., ряд авторов выделяет в нем многочисленные прямые и косвенные льготы и преимущества для иностранного капитала, которые наносили ущерб экономическим интересам Ливии и ущемляли ее национальный суверенитет. Приводимые ниже оценки этого юридического документа принадлежат в основном английскому специалисту Ф. К- Уоддэмзу — бывшему служащему центрального аппарата одной из международных нефтяных компаний, а позже консультанту ливийского правительства по вопросам, связанным с нефтяной промышленностью. Среди особенностей ливийского Закона о нефти отмечен чрезвычайно низкий уровень первоначальных взносов, арендной платы и обязательных расходов концессионеров на разведочные работы, что позволяло приобретать концессии со спекулятивными целями максимальный 60-летний срок действия концессий, в течение которого они могли быть аннулированы только по причине нарушения концессионерами ряда основных обязательств исчисление облагаемых налогами доходов от экспорта ливийской нефти на базе свободных конкурентоспособных рыночных цен, т. е. практически цен, произвольно установленных компаниями-концессионерами, в отличие от несколько более высоких и стабильных справочных цен , которые использовались для этой же цели странами Ближнего Востока и Венесуэлой разнообразные налоговые скидки, сильно искажавшие принцип равного раздела прибылей в пользу концессионеров, особенно так называемая скидка на истощение природных ресурсов, которая была нетипична для концессионной практики за пределами североамериканского региона. Часть прибыли (до 25%), освобожденная таким образом от налогообложения, предназначалась на расходы по восстановлению уровня разведанных нефтяных ресурсов Ливии, однако ливийское законодательство не обеспечивало выполнение иностранными фирмами этой и многих других обязанностей.  [c.56]

К концу 60-х годов государственная собственность в сфере использования углеводородного сырья стала расширяться преимущественно за счет нового капитального строительства. Необходи- мо подчеркнуть, что в отличие от большинства нефтеэкспортирую-щих государств Ближнего Востока и Ливии, где нефтеперерабатывающие и нефтегазохнмические предприятия создавались либо как исключительно иностранная собственность, либо с преобладающим участием зарубежных инвесторов, в АНДР единственным владельцем или, реже, основным пайщиком в подобных проектах неизменно выступает Сонатрак . В 1970 г. начал эксплуатироваться полностью принадлежащий этой фирме первый в Алжире газохимический комплекс по производству аммиака и азотных удобрений в г. Арзеве, где также проводилось строительство вто-  [c.67]

Несмотря на модификацию ряда их статей в соответствии с франко-алжирским Соглашением о нефти и газе от 1965 г., неравноправная по своей природе концессионная практика не претерпела принципиальных изменений. Финансовые условия эксплуатации алжирских нефтегазовых ресурсов иностранным капиталом приблизились к уровню нефтеэкспортирующих государств Ближнего Востока, однако остались все же заметно менее выгодными для североафриканского концедента. Так, средние (невзвешенные) поступления в алжирский бюджет от каждого барреля нефтяного экспорта в 1966—1969 гг. уступали более чем 26% доходов Ирака за тот же период (рассчитано по Прил., табл. 1). В действительности отставание было значительнее с учетом превосходства в качестве алжирского сырья и особенно его близости к запад ноевропейскому рынку. Значение этой географической позиции резко возросло в связи с закрытием Суэцкого канала в 1967 г. В жестких рамках франко-алжирского соглашения этими преимуществами пользовались исключительно компании-концессионеры. Неоднократные инициативы Алжира с целью привести закрепленную договорно систему расчетов в соответствие со значительными переменами в рыночной ситуации наталкивались сначала на обструкцию, а затем на заведомо неудовлетворительные контрпредложения французской стороны.  [c.69]

Вначале компании отвергли требования правительства. Но они стали постепенно сдавать свои позиции, когда в мае того же года Ливия впервые в истории нефтедобывающей промышленности на Ближнем Востоке приступила к осуществлению следующего пункта своей программы — последовательному сокращению разрешенного максимального уровня нефтедобычи. Для нее этот вопрос имел большое самостоятельное значение, так как слишком высокие темпы разработки начинали истощать месторождения. В частности, как показывает даже грубая прикидка, на концессии Оксидентал Петролеум Корп. уровень добычи превышал технически оптимальный максимум, достигнув примерно 8% доказанных запасов в начале 1970 г. Поэтому нельзя с уверенностью утверждать, было ли это сокращение с самого начала дополнительным средством давления на концессионеров. Но на практике административное понижение нефтедобычи быстро доказало свою эффективность, и относительно сознательного использования этого оружия в дальнейшем не возникает сомнений, хотя официальных сообщений на этот счет и не было.  [c.74]

На этапе подъема борьбы развивающихся стран за экономическую независимость, а также резкого обострения политической ситуации на Ближнем Востоке и американо-арабских отношений мероприятия Ливии получили поддержку на сентябрьских сессиях ОАПЕК5 и ОПЕК. Это было также ответной реакцией- на угрозы США лишить нефтедобывающие страны рынков сбыта жидкого топлива и поставок продовольствия.  [c.85]

Так, к середине 1982 г. истекло уже почти восемь лет с того времени, как было заключено в ноябре 1974 г. соглашение о передаче Саудовской Аравии 60% активов Арамко — крупнейшей на Ближнем Востоке и, вероятно, во всех развивающихся странах  [c.103]

Форсированная добыча на Ближнем Востоке привела к увеличению роли этого региона в мировой добыче нефти. В 1960 г. в США было добыто 350 млн.т., в СССР и Венесуэле по 150,0, Кувейте 85.0, Саудовской Аравии бОДИране и Ираке по 50,0, Канаде 25,0, Индонезии 20,0, Мексике 15,0, Алжире 10,0 млн.т.  [c.8]

При двухбазовой системе цен появилась так называемая нейтральная точка , в которой цена нефти, доставленной из двух заливов, становилась одинаковой. Поначалу она оказалась по соседству с Мальтой, но, чтобы поднять объем добычи нефти на Ближнем Востоке, где были минимальные издержки производства, МНК должен был превратить Европу в зону, заинтересованную в нефтеснабжении исключительно с Ближнего Востока. Это удалось сделать, опустив цены на ближневосточную нефть, сдвинув тем самым нейтральную точку дальше на запад.  [c.26]

Этап колониалистского господства нефтяных монополий на Ближнем Востоке  [c.8]

Автор не ставит своей задачей показ истории колониальных захватов или навязывания иностранными нефтяными монополиями колониальных по характеру условий своей деятельности в странах Ближнего Востока. Эта история, различными эпизодами которой были вооруженные акции и подкупы, убийства и подлоги, угрозы и шантаж, уже описана в научной литературе. Здесь же, в этой книге, мы хотим показать, что концессионная практика на Ближнем Востоке в первой половине XX столетия, опиравшаяся на такую юридическую базу, как соответствующие концессионные договоры и соглашения, была колониалистской по своей сути.  [c.9]

Дело шло к созданию замкнутого империалистического нефтяного клуба. После поражения Германии в первой мировой войне ее нефтяной капитал (первоначально 25% акций в Туркиш петролеум , переименованной затем в Ирак петролеум ) был вытеснен с Ближнего Востока, а немецкая доля в Ирак петролеум перешла к французам. Американские нефтяные монополии своим появлением в этом регионе были обязаны прежде всего сильнейшему политическому нажиму Вашингтона на своих союзников в войне с требованием от них своей колониальной доли. В 1928 г. США удалось навязать Англии и Франции соглашение, по которому американским нефтяным компаниям Стандарт ойл К° (Нью-Джерси) (ныне Экссон ) и Мобил ойл передавалось 23,75% акций Ирак петролеум .  [c.11]

В дальнейшем, по итогам уже второй мировой войны, соотношение сил в этом районе изменилось в пользу США, которые захватили в свои руки нефтяные богатства Саудовской Аравии, оказавшиеся крупнейшими в капиталистическом мире. Как и прежде, решающую роль при этом сыграл официальный Вашингтон, принудивший Черчилля уступить Арамко право на аравийские промыслы в обмен на обещание приостановить американскую экспансию в Иран и Ирак3 (которое США, впрочем, нарушили уже в 1954 г. после реорганизации прежней Англо-Ираниен ойл в Иранский нефтяной консорциум). Однако увеличение доли США при перераспределении влияния внутри Международного нефтяного картеля, естественно, не принесло улучшения концессионных условий или концессионной практики в интересах стран — обладательниц нефтяных богатств. Картельные соглашения надежно выравнивали эти условия в интересах иностранного монополистического капитала в целом и препятствовали прорыву в заветный район любого аутсайдера, который мог бы заплатить за разрешение добывать нефть на Ближнем Востоке большую цену, чем компании-концессионеры.  [c.12]

В этих условиях были активизированы попытки госдепартамента ILIA сблизить позиции сторон. 16 января 1971 г. в поездку по странам Ближнего Востока выехал заместитель госсекретаря США Ирвин. После посещения Ирана и Саудовской Аравии он фактически поддержал позицию нефтедобывающих стран по вопросу о проведении раздельных переговоров в Тегеране (для группы нефтепроизводящих стран Персидского залива) и в Триполи (для североафриканских нефтепроизводи-телей). Ирвина, очевидно, убедили согласиться на это, пообещав ему, что страны Персидского залива не станут в данном случае соревноваться с Ливией и Алжиром и выдвигать какие-либо дополнительные требования, И иранский шах, и король Саудовской Аравии, как считает ряд исследователей, заверили американского представителя, что, сосредоточившись на переговорах с ними и исключив на первом этапе из переговоров неуступчивую и радикальную Ливию, нефтяные компании смогут гораздо быстрее подписать соглашение29.  [c.38]

Развитие ближневосточного конфликта оказывало влияние на систему нефтеснабжения, как говорится, с двух сторон. Сами империалистические державы постоянно использовали конфликт, делая ставку на Израиль как на орудие борьбы против антиимпериалистических по своему характеру процессов социально-экономического развития стран региона. Вместе с тем, активизируя Израиль против арабских государств, Соединенные Штаты и другие империалистические державы стремились не только абстрактно ослабить прогрессивные режимы на Ближнем Востоке, но и исключить таким путем радикализацию основных нефтедобывающих стран. В то же время борьба арабского мира с экспансионистской политикой и практикой Израиля, а через него и с мировым империализмом способствовала подъему арабского национально-освободительного движения,  [c.44]

Все эти причины в комплексе обусловили исключительно низкие издержки добычи нефти на Ближнем и Среднем Востоке. По подсчетам американского экономиста М. Эйделмана, которые представляются весьма убедительными, издержки добычи нефти в Иране в период 1963—1969 гг. составили 4,7 цента за баррель, в Саудовской Аравии в 1966—1968 гг.—4,1, в Ливии в 1966—1968 гг. —7,4 цента. В тот же период издержки производства барреля нефти в Венесуэле составили 35,1 -цента, а в США в среднем 1,04 долл.24 Другой американский экономист, А. Брэдли, оценивает средние издержки производства барреля ближневосточной нефти в период 1952—1962 гг. в пределах 11—15 центов, а ливийской и венесуэльской нефти — 21,9 и 39,4 цента соответственно25. Наконец, в исследовании, проведенном в Калифорнийском университете, отмечается, что в 3970 г. абсолютные издержки производства барреля сырой нефти на Ближнем Востоке были настолько низки, что даже значительные расхождения и ошибки в их  [c.61]

Непосредственной причиной повышения цен на свободных рынках, где цены на нефть в начале 1980 г. доходили до 40—50 долл. за баррель, стал дополнительный спрос на нее со стороны независимых нефтяных компаний, аутсайдеров и государственных фирм западноевропейских стран и Японии, не имевших гарантированных источников снабжения нефтью и опасавшихся, что гигантские нефтяные монополии могут отрезать их от поставок нефти с Ближнего Востока. В сложившейся в начале 1979г. неопределенной обстановке независи-  [c.86]

Цель расколоть арабские государства имеет, например, и кэмп-дэвидский сговор. Заключенный в 1978 г. между Египтом и Израилем при прямом посредничестве США, он вывел из общего фронта арабских стран Египет, нейтрализовав в плане борьбы за ликвидацию последствий израильской агрессии это с-амое сильное в экономическом отношении и самое большое по населению арабское государство. Палестинскому народу вместо права на создание независимого государства была обещана куцая автономия, нацеленная на фактическое узаконение израильской оккупации. На Синай были введены многонациональные силы , ядро которых составлял американский военный контингент. Вместо достижения всеобъемлющего и справедливого урегулирования ближневосточного конфликта правящие круги США инспирировали сепаратный египетско-израильский сговор в интересах американского империализма, правящих сионистских кругов Израиля и реакционного крыла египетской буржуазии. Кэмп-Дэвид не только не приблизил мир на Ближнем Востоке, но и развязал руки израильским экспансионистам, которые нанесли очередной удар против Ливана.  [c.90]

Все это также укрепляет позиции нефтяных монополий как в мировой капиталистической энергетике, так и во взаимоотношениях со странами—производителями нефти Ближнего Востока. Известно, например, что даже правительство такой развитой капиталистической страны, как Норвегия, поставившее первоначально задачу разработки национальных запасов нефти силами только своей государственной компании, было вынуждено обратиться к международным монополиям для получения технологии по охране морской среды от последствий глубоководного бурения2б. Многие страны Ближнего Востока, не располагающие опытом проведения буровых работ на шельфе, вынуждены были воздержаться от распространения национализации нефтяных концессий на районы морского шельфа.  [c.128]