Рыночная школа классиков

РЫНОЧНАЯ ШКОЛА КЛАССИКОВ  [c.17]

Классическая экономическая теория — школа экономической мысли, основанная на работах английских экономистов А. Смита, Д. Рикардо, Дж. Ст. Милля и других ученых, которая господствовала в экономической теории вплоть до начала 1870-х гг., когда произошла "маржиналистская революция". Экономисты-классики считали, что основной вопрос экономики — вопрос производства и распределения созданного богатства между землевладельцами, работниками и капиталистами. Единственным механизмом, способным согласовать интересы всех участников производства, с точки зрения классиков является рынок. Вера в могущество рыночных сил привела их к поддержке свободного предпринимательства и свободной международной торговли без какого бы то ни было вмешательства государства.  [c.422]


Главное внимание в соответствии с традицией, заложенной еще Альфредом Маршаллом, Хикс обращает на изучение влияния рыночного Спроса на изменение цен. За основной методологический. принцип взят метод частичного равновесия, также характерный для теоретической схемы Маршалла. Не случайно Хикс, отмечая свою приверженность идеям родоначальника кембриджской школы, писал Маршалл продолжает оставаться классиком. Почти все из того, что он написал в своей третьей книге, не утратило своей силы и должно сохраняться в той или иной форме 9. Тем не менее Хикс осуществляет определенную ревизию идей Маршалла, прежде всего по вопросам измерения величины полезности, заменяя хотя и не столь явную, как у австрийцев, но все же несомненно кардиналистскую трактовку измерения полезности у Маршалла на нечетко выраженный ординалистский подход. Нам нужно только предположить, что потребитель предпочитает один набор товаров другому, а не доказывать, что его желание иметь один набор на. 5% сильнее, чем желание иметь другой . Более того, как считает Хикс, для объяснения рыночных явлений вообще не обязательно привлекать количественную концепцию полезности 10. Соответственно свою теорию рыночного равновесия Хикс строит во многих случаях вообще без непосредственного привлечения функции полезности.  [c.12]

Классическая школа политэкономии видела свою задачу в том, чтобы выявить объективную основу цены товаров (или, что то же самое, рыночной оценки товаров). Эту основу классики связывали с затратами труда и других факторов производства, т.е. выводили из причин, не зависящих, как они полагали, от отношения человека к вещи, его оценок вещи. Акцент на объективную основу экономических ценностей противопоставлял их другим ценностям, субъектив-/  [c.60]

Маркс распространил эту логику и на капитализм — главный объект своего анализа. Он считал, что формация, основанная на капиталистической рыночной экономике — отнюдь не окончательное воцарение разума, как верили многие классики , а очередной, такой же преходящий, как все остальные, этап истории. Переосмысливая классическую политэкономию, он вместе с исторической школой (см. гл. 8) отверг ее претензии на открытие истин, не зависимых от условий времени и пространства, но — в отличие от исторической школы — он признал ее в качестве теории одной из формаций — капиталистической. Таково Марксово решение конфликта между историзмом и научнос-  [c.112]

Таким образом,. в ходе развития экономической науки ее предмет определялся по-разному. Меркантилисты считали ее предметом деятельность, связанную с внешней торговлей и притоком денег в страну. Классики политэкономии рассматривали ее как науку о богатстве, представители исторической школы определяли как учение о повседневной деятельности людей. Ма.ржиналиеты и неоклассики связали эту деятельность с использованием редких или ограниченных ресурсов. в условиях рыночного хозяйства. Кейноианцы добавили к этому необходимость изучения и формирования экономической политики государства институционалисты обратили внимание на социальные аспекты этой политики. Марксисты, исследуя общественное производство, диалектику производительных сил и производственных отношений, пришли к выводу, что политическая экономия изучает законы, управляющие производством, распределением, обменом и потреблением жизненных благ на различных ступенях развития человеческого общества, экономические закономерности этого развития. Тем самым политическая экономия позволяет выявить исторические особенности систем, понять закономерности развития мировой цивилизации.  [c.43]


Таким образом, рыночный механизм в теории классиков сам по себе способен исправлять дисбалансы, возникающие в масштабах национальной экономики, и вмешательство государства оказывается ненужным. А раз так, то может показаться, что невозможно рассматривать классическую теорию как аналитическую базу макроэкономической политики правительства, если главным в этой политике провозглашается принцип laissez -faire , т. е. принцип невмешательства государства в хозяйственную жизнь. Однако такой вывод был бы поспешным. Ведь указанный принцип - это тоже вид макроэкономической политики, и рекомендации современных неоклассиков базируются на выводах классической школы.  [c.383]

Признание именно такой активной роли относительной конъюнктуры лежит в основе всего учения классиков о равенстве норм прибыли по отраслям производства и о взаимоотношении естественной и рыночной цены. Именно в механизме изменения относительного уровня рыночных цен и в действии этого изменения на передвижение капиталов и на размеры производства они видели основание, почему рыночные цены колеблются всегда около уровня естественных цен и почему норма прибыли в различных отраслях производства имеет тенденцию к равенству1. От классиков это учение перешло в той или иной форме и к последующим школам экономистов. Правда, классики не употребляли термина относительная конъюнктура, но это не меняет существа дела. Правда, анализируя народное хозяйство в условиях равновесия, т.е. при предпосылке, что рыночные цены совпадают с естественными и что нормы прибыли по отраслям равны, они рассматривали колебания относительной конъюнк-  [c.409]

Возвращение к проблеме свободного индивида как экономического субъекта мы находим в неоавстрийской школе, которая во многом наследуя теоретические предпосылки классиков и неоклассиков, в то же время много сделала для преодоления этих предпосылок и разрешения противоречий между ними. Во-первых, в работах Л. фон Мизеса и Ф. Хайека, например, более явно, а значит, и более продуктивно, противопоставляются свобода экономического выбора индивида и стихия рынка. При этом свобода экономического индивида переносится и на сам рыночный механизм "спонтанный рыночный порядок" становится не только самодовлеющим условием эффективного хозяйствования, но и его необходимым результатом. При этом такое перенесение свойств индивида на рыночные процессы означает утрату самим индивидом свойств субъ-ектности, что и находит выражение в теории неоавстрийской школы в виде появления нового субъекта - институтов. Несмотря на то, что для неоавстрийцев проблема институтов не является самостоятельной, индивид действует у них в определенной институциональной среде.  [c.7]

Что касается этих проблем, то они переведены современной неоклассикой - "новаыми классиками", а также неоавстрийской школой в разряд социалистических идеологем. Современные либералы выступают не только против государственного регулирования бизнеса, но и против социальных программ, способствующих, по их мнению, иждивенческим настроениям у членов общества и снижению их экономической активности. Один из представителей теории общественного выбора П. Бернхольц отмечает "Рыночные экономики с демократическими политическими режимами показывают тенденцию к перерождению в интервенционистские "государства всеобщего благосостояния" См. Полис. - 1995. - №4. - С. 184.  [c.21]

Смотреть страницы где упоминается термин Рыночная школа классиков

: [c.88]