Чего ожидать от венчурного инвестора

Независимо от того что вас ожидает на самом деле, вы будете строить взаимоотношения с венчурным инвестором, предполагая, что проект удастся реализовать. Таким образом, вы будете прилагать максимум усилий в процессе выбора инвестора и, кроме того, будете планировать альтернативные источники финансирования.  [c.181]

За последние несколько лет уровень продаж быстро приближается к уровню инвестирования, что подтверждает всеобъемлющую жизнеспособность венчурного капитала. Инвесторы и спонсоры различных фондов ожидали этой стадии продаж долей акций венчурных фондов, чтобы продемонстрировать высокие реальные доходы, прежде чем подписываться под новыми обязательствами по финансированию. Сейчас уже существуют ясные доказательства высоких доходов в странах с наиболее развитым венчурным капиталом. Рост фондов и инвестиций достиг в 1994 г. рекордного уровня, свидетельствующего о том, что европейский капитал имеет многообещающее будущее.  [c.97]


Как нетрудно понять, крупные венчурные капиталисты стали играть куда более важную роль, чем просто поставщика денег. Для защиты инвестиций и получения высоких доходов они склонны вкладывать средства в хорошо знакомые им отрасли. Поэтому они ожидают, что у них будет право голоса в управлении вашей компанией. Все, что такие инвесторы готовы предложить ценные деловые связи, хорошее знание рынка, здравое стратегическое мышление, практическое понимание целей компании — может оказаться даже более важным в сравнении с их деньгами.  [c.123]

Как уже отмечалось, по целям инвестирования венчурный капитал в России склонен выбирать предприятия на поздних стадиях развития бизнеса. Но не стадии экспансии при слиянии-приобретении компаний, а на стадии реструктуризации бизнеса. Это обусловлено несколькими причинами. Во-первых, в России не создан предпринимательский климат, стимулирующий развитие малого бизнеса. Это отчасти связано с объективными экономическими причинами, когда все предприятия поставлены на грань выживания, и вопрос стоит не о развитии новых производств и внешней экспансии бизнеса, а о сохранении рентабельности существующих. Во-вторых, учитывая ограниченный потенциал роста российского ВВП в ближайшие годы (по прогнозам МВФ в 1999 году ожидается сокращение ВВП по отношению к 1998 году на 8%12), венчурные инвесторы не могут надеяться на быстый рост новых предприятий, когда не созданы предпосылки для развития бизнеса, предпочитая недооцененность активов российских предприятий, нуждающихся в реструктуризации, сомнительной перспективе бурного развития молодого, хорошо организованного бизнеса (20% в год) в качестве залога рентабельности инвестиции. В-третьих, инвестирование в уже функционирующие предприятия сопряжено с менее высоким проектным риском (промышленный, коммерческий и финансовый риски в этом случае оптимизируются), что соответствует логике оптимизации рисков в условиях рисковой среды инвестирования. Как было уже отмечено в предыдущих главах, венчурное инвестирование в современной его форме имеет место только при оправданных ожиданиях высокой нормы прибыли. Если во Франции, напри-  [c.159]

Это сопоставимо с тем, что в 1994 г. под IPOs было собрано финансирование на сумму 22 млрд. долл., которое достигло максимума в 34 млрд. долл. в 1993 г. и, как ожидается, достигнет 29 млрд. долл. в 1995 г. Полагая, что IPOs приносят от 20 до 30 млрд. долл. в год, эта сумма в 5—7 раз превышает поступления от венчурного капитала. Что касается финансирования "деловыми ангелами" или неформальными инвесторами, то этот рынок оценивается в 30—40 млрд. долл. в год или в 8—10 раз больше пула венчурного капитала. Таким образом, в США рынок венчурного капитала сам по себе не является крупнейшим источником капитала для инновационных компаний.  [c.159]