Думайте как экономист

В главе 2 Думайте как экономист рассматривается предмет исследования экономике. В ней обсуждается роль исходных допущений в разработке теории, вводится понятие экономической модели, рассматривается роль экономистов в определении политики. В приложении к главе рассказывается об использовании в нашем курсе основных математические понятий.  [c.21]

Перед тем как погрузиться в экономическую теорию, полезно предварительно узнать о том, как экономисты воспринимают окружающий нас мир. Эта глава посвящена методологии. В чем отличие экономического взгляда на мир Что значит думать как экономист  [c.44]


Глава 2. Думайте как экономист  [c.49]

Многие экономисты в 1960-е годы предсказывали, что достижение нынешнего объема клиринга чеков нереально. Они утверждали, что со временем общество избавится от чеков и бумажных денег. Однако эти формы платежа до сих пор существуют. Как вы думаете, какие факторы экономисты 1960-х годов могли не учесть в своих прогнозах Поясните свой ответ.  [c.425]

Профессиональный журнал — как раз для вас. Найдите его и внимательно изучите несколько последних годовых подшивок. Небесполезна также общеэкономическая деловая периодика. Что думают ведущие экономисты о нынешнем состоянии рынка Какие тенденции, в том числе общественной, культурной, политической жизни, могут повлиять на ваш бизнес  [c.194]

Несмотря на значительные сдвиги в направлении нейтральности, эффективности и справедливости налоговой системы, достигнутые в принятой Государственной Думой главе 25 Налогового кодекса по сравнению с действовавшим порядком налогообложения, остался целый ряд проблем, которые требуют если не немедленного решения, то серьезного обсуждения и, надо полагать, явятся в будущем предметом дискуссий как экономистов, так и политиков.  [c.377]

Дж. Гэлбрейт уверен беда России в том, что ее руководители окружили себя плохими советниками . Россия внимала западным экономистам, которые думали внедрить либерализм там, где не было капитализма ,— говорит гарвардский профессор. Западные советники вбивали в головы российским бостонским мальчикам , что чем меньше государства, тем лучше, и рынок, мол, все отрегулирует. На Западе немало экономистов, кто считает, что делалось это с целью резко снизить экономический потенциал России и избавиться тем самым от опасного конкурента на мировых рынках. Этой цели советники вместе с нашими Гайдарами достигли. Результат либеральных реформ оказался для России плачевным. В России, как в странах третьего мира , с внедрением капитализма разрослась раковая опухоль бедности.  [c.13]

Хозяйственная деятельность всегда была связана с необходимостью проведения хотя бы самых простых арифметических или геометрических расчетов. Более того, математика возникла на основе практических хозяйственных потребностей. Поэтому расчетная работа близка и понятна экономистам и хозяйственникам, так что появление электронной вычислительной техники, которая на первый взгляд мало отличалась от обычных арифмометров (разве что была более быстродействующей), само по себе не могло изменить методов принятия хозяйственных решений просто традиционные расчеты, занимавшие ранее многие часы и дни, стали осуществляться за секунды. При этом, однако, постепенно становилось понятно, что увеличение скорости расчетов на несколько порядков позволяет решать такие расчетные задачи, о которых раньше и думать было нечего. Так, вместо одного варианта хозяйственного решения стало возможным оценить несколько вариантов. Результаты этих расчетов, представленные хозяйственнику, ответственному за принятие решения (как принято говорить, лицу, принимающему решение (ЛПР)), дали ему возможность выбрать из рассмотренных вариантов решения наиболее подходящий.  [c.13]


Как раз когда экономист собрался заняться посадкой ананасов, он увидел на горизонте плот, а на нем — кого бы вы думали — биохимика и физика. Обменявшись с ним приветствиями, гости объяснили причину своего визита. Оказалось, что им стало скучно. Кроме поедания бобов из банки, а также потребления и возделывания ананасов, им совершенно нечем было занять свой интеллект. Они объяснили, что выработали план экспериментального исследования питательной ценности островных ананасов. Проблема, однако, в том, что у них нет достаточного количества ананасов, чтобы сделать эксперимент статистически значимым.  [c.82]

Я не экономист, но я наверняка знаю, что так называемый "глобальный экономический спад" был для одних плохой новостью, а для других - хорошей. Думаю, это очень просто. Если, по вашему мнению, мы переживали самый разгар экономического спада и это были тяжелые времена, то, возможно, для вас так оно и было. Напротив, если мы воспринимали изменения в экономической ситуации как время безграничных возможностей, значит, вы н пользовались ими.  [c.158]

Все эти соображения нельзя исключать из сферы внимания экономиста. Но их необходимо рассматривать в правильной перспективе. Если мне позволят применить термин спекуляция для обозначения действий, имеющих целью прогноз психологии рынка, и термин предпринимательство для обозначения действий, имеющих целью прогноз ожидаемого дохода от имущества за весь срок его службы, то отнюдь не всегда спекуляция преобладает над предпринимательством. Однако по мере того, как совершенствуется организация рынков инвестиций, опасность преобладания спекуляции возрастает. На одном из величайших мировых рынков инвестиций, а именно нью-йоркском, влияние спекуляции (в вышеуказанном смысле) огромно. Даже за пределами финансовой сферы американцы подвержены чрезмерной склонности к разгадыванию того, что думает средний обыватель о мнении среднего обывателя и эта национальная слабость получает на фондовой бирже. Говорят, что американец редко помещает деньги  [c.68]

Понятно, что человек неискушенный, будь то банкир, чиновник или политик, воспитанный в духе традиционной теории, разделяет вместе с профессиональным экономистом то прочно укоренившееся мнение, что любой свершившийся акт индивидуального сбережения автоматически понижает норму процента, что это автоматически стимулирует выпуск новых средств помещения капитала и что норма процента падает ровно на столько, сколько необходимо для того, чтобы стимулировать выпуск новых средств помещения капитала в размере, равном приросту сбережений. При этом все дело представляется как некий саморегулирующийся процесс, который происходит без специального вмешательства или материнской опеки со стороны органов, регулирующих денежное обращение. Подобным же образом думают - и это мнение еще шире распространено даже в наши дни,- что каждый новый акт инвестирования неизбежно увеличивает норму процента, если ему не противостоит усиление готовности сберегать.  [c.76]

Именно с подобным типом анализа я в корне не согласен, или, точнее, не согласен с предпосылками, которые лежат в основе рассуждений, приведенных выше. И если вышесказанное дает, как мне думается, верное представление о том, что говорят и пишут многие экономисты, то лежащие в основе всего этого теоретические предпосылки редко излагались сколько-нибудь подробно.  [c.111]

Лучше вообще обходиться без долгов. Тем более, берешь в долг чужие деньги и на срок, а отдаешь свои и навсегда. Но иногда государству приходится прибегать к заимствованиям. Весь расчет здесь на то, что они помогут справиться с трудностями, возобновить экономический рост, а там и расплатиться с долгом будет полегче... Но вот если рост не возобновится, что делать Это опасная игра. Если брать очень много, расплатиться потом будет трудно. Чтобы выплачивать проценты (а с помощью ГКО государство заманивало капиталы самыми высокими процентами ), нужно занимать еще и еще, это называется финансовой пирамидой. И обязательно наступит день, когда она рухнет. Беда в том, что несколько лет подряд Государственная дума, вопреки предупреждениям тех разумных экономистов, которых депутаты презрительно именовали монетаристами, принимала, навязывала стране и правительству федеральные бюджеты с большим дефицитом. Мы видели, как это делалось в 1993 году. Чтобы покрывать дефицит, государство вынуждено было все больше и больше погрязать в долговую трясину, заимствуя средства как внутри страны, так и у чужеземных спекулянтов, слетавшихся сюда в погоне за сверх-  [c.104]


На этом основании многие экономисты считают, что просто надо снизить чрезмерные налоги, и производство активизируется, а значит, налогов будет собираться больше. Часто ссылаются на так называемую кривую Лаффера, подтверждающую эту закономерность. Но вопрос не так прост, как думают те, кто знает об этой кривой лишь понаслышке. Во-первых, теоретическая кривая Лаффера имеет форму дуги и показывает, что наилучший экономический результат достигается не когда налоги самые низкие, а когда они оптимальные. Во-вторых, и это главное, экономика и экономическое поведение очень сложно, никто не может сказать увеличится ли вообще и если да, то насколько, сбор налогов при снижении ставки налогов на такой-то процент. В-третьих, никто не доказал еще пригодность этой кривой для любых ситуаций.  [c.182]

Вместо бесконечного цитирования классиков, экономистам достаточно было сходить в народ, и поинтересоваться, строятся ли ежедневные отношения людей посредством товаров и денег, или на каких-то иных принципах. Думают ли люди в первую очередь о товарах и о деньгах, или у них иные ценности.  [c.480]

Поведение. Многие экономисты сомневаются в том, что люди действительно настолько хорошо осведомлены или могут быть осведомлены, как предполагает ТРО. Можно ли на самом деле думать, что потребители, производители и рабочие понимают, как функционирует экономика и к чему приведет, например, решение ФРС увеличить темпы роста денежного агрегата Ml с 3,5 до 5% в год В конце концов даже экономистам, специализирующимся на прогнозировании, зачастую не удается правильно предсказать направление изменений объема производства, занятости и цен, не говоря уже о величине изменений этих показателей.  [c.358]

Следует обратить внимание на то, что быстрый рост цен на товарных рынках в 1970-е годы и их снижение в 1980-х являются классическими примерами влияния инфляции на изменения цен. Однако в семидесятые годы никому и в голову не могло придти, что уровни цен на товарных рынках, выросшие в два, а то и в три раза, следовало бы скорректировать в соответствии с инфляцией. Рост цен на товарных рынках уже сам по себе отражал инфляционные процессы, охватившие экономику. Снижение цен на товарных рынках в 1980-х годах отмечалось многими экономистами как результат обуздания инфляции. Должны ли мы цену на золото, которое в настоящее время стоит в два раза меньше чем в 1980 году, скорректировать таким образом, чтобы она отражала низкий уровень инфляции Я думаю, рынок сам позаботился об этом.  [c.192]

Деятельность любого руководителя связана с выполнением управленческих функций, в том числе по планированию, организации, координации и контролю каких-либо процессов. Эта деятельность реализуется в форме распоряжения, деловой беседы, инструкции и др. Мы часто слышим о том, что директор принял решение, начальник цеха подписал распоряжение, собрание акционеров утвердило план развития компании, Государственная Дума РФ разработала и приняла закон и т.д. В обобщенном виде эта деятельность связана с решениями. Разрабатывают решения специалисты, а тех, кто эти решения оценивает, называют экспертами. Большую роль в разработке и реализации отдельных сторон решений играют консультанты, которых приглашают на постоянной или временной основе в организацию из консультационных фирм или ведущих компаний. Лица, наделенные правом принимать решения или их реализовать, называются субъектами решения. Это могут быть физические лица (отдельные граждане) или представители юридических лиц (должностные лица директор, главный экономист и др.).  [c.9]

АНТОН. Да, да. Все дело в альтернативных затратах — они и равны сумме явных и неявных затрат. Экономическая прибыль и покажет мне, как я веду свой бизнес, насколько эффективно на самом деле использую ресурсы. Экономист всегда должен думать об альтернативах, так он и прибыль свою собственную, экономическую, сосчитает.  [c.204]

ИГОРЬ. Ну вот мы с тобой и определили все компоненты неявных затрат, т. е. то, что ты мог бы получить при альтернативном использовании принадлежащих тебе ресурсов. Теперь, если вычесть из выручки сумму явных и неявных затрат, в том числе и нормальную прибыль, останется экономическая прибыль. АНТОН. Да, да. Все дело в альтернативных затратах — они и равны сумме явных и неявных затрат. Экономическая прибыль и покажет мне, как я веду свой бизнес, насколько эффективно на самом деле использую ресурсы. Экономист всегда должен думать об альтернативах, так он и прибыль свою собственную, экономическую, сосчитает. БАРБОС. И какая от моего хозяина прибыль Разве что альтернативная...  [c.225]

Врачи, работающие с пациентами только в своей среде, могут утверждать, что больше всего думают о них, в то время как экономисты рассматривают более широкую среду, чем медицинская, и задаются вопросом, как общество в целом использует свои ограниченные ресурсы, - сказал Джеффри Рубин, профессор экономики в Университете Рутгера. - Если вы тратите X дол. на медицинское обслуживание, вы тратите меньше долларов на что-нибудь еще, что тоже могло бы иметь такую же или большую социальную ценность, например программа строительства домов улучшенной планировки, контроль загрязнения окружающей среды и питания, которые тоже влияют на здоровье населения .  [c.783]

Думается, для экономистов и юристов в изучении экономической истории страны наиболее интересными представляются действия государства в той или иной, как правило, непростой экономической ситуации, показанные, естественно, на фоне анализа этой ситуации и возможных альтернатив ее развития. Именно с этой точки зрения и подго -товлено настоящее учебное пособие.  [c.4]

Один их родоначальников теории трудовой стоимости У. Пети (1623-1687) определил минимальную заработную плату как необходимые для жизни работника средства. В учении экономистов XVII в. отсутствовало понятие прибыли. А. Смит (1723-1790) определял заработную плату как доход рабочего — естественное вознаграждение за труд. Капиталист получает прибыль. А. Смит предпринял попытку описать механизм колебаний заработной платы, увязывая заработную плату с прожиточным минимумом, нормой потребления, спросом и предложением на рынке труда, темпами развития общества. Развивая это положение, Д. Рикардо (1772-1823) отмечал, что заработная плата колеблется вокруг своей основы — естественной цены — стоимости средств существования рабочего и его семьи. Не следует думать, что она абсолютно неподвижна и постоянна. Она изменяется в разные времена в одной и той же стране и очень существенно отличается в разных странах .  [c.320]

Мы можем критиковать их за явное безразличие, с которым они принимали это неизбежное следствие международной денежной системы. Однако в теоретическом отношении их реализм много предпочтительнее путаных представлений современных защитников международного фиксированного золотого стандарта и политики laissez-faire в области международного кредитования, которые думают, будто именно такой политикой можно лучше всего содействовать делу Мира. В экономике, где денежные контракты и пошлины являются более или менее фиксированными в течение определенного времени, где количество средств обращения в стране и уровень внутренней нормы процента определяются главным образом платежным балансом, как это было в Великобритании до войны, у государственных органов власти нет иного общепринятого средства противодействия безработице внутри страны, кроме борьбы за увеличение экспортного излишка и импорта денежного металла за счет соседей. Никогда еще в истории не был выдуман метод, который в большей степени давал бы преимущества одной стране за счет ее соседей, чем международный золотой (а ранее серебряный) стандарт. Ибо при таком положении дела внутреннее благосостояние страны непосредственно зависит от конкурентной борьбы за рынки и за драгоценные металлы. Если благодаря счастливой случайности новые поступления золота и серебра были сравнительно велики, борьба могла несколько смягчаться. Но с ростом богатства и уменьшением предельной склонности к потреблению эта борьба становилась все более разрушительной. Роль экономистов ортодоксального направления, у которых не хватало здравого смысла для преодоления их ложной логики, оказалась роковой. Когда в слепой борьбе за выход из трудностей некоторые страны отбросили в сторону обязательства, делавшие ранее невозможным самостоятельное регулирование нормы процента, эти экономисты стали проповедовать, будто необходимо влезть в прежние оковы в качестве первого - шага к общему улучшение положения.  [c.150]

Я не пытаюсь ответить здесь на эти вопросы. Потребовался бы целый том совершенно иного характера, чтобы обрисовать даже в самых общих чертах те практические меры, в которые эти идеи могли бы постепенно воплотиться. Но если сами идеи правильны - а из этой гипотезы автор неизбежно должен исходить,- то было бы ошибкой, как я считаю, оспаривать их потенциальные возможности. В настоящее время люди особенно ждут более глубокого диагноза, особенно готовы принять его и испробовать на деле все, что будет казаться имеющим хоть какие-нибудь шансы на успех. Но даже и помимо этого современного умонастроения, идеи экономистов и политических мыслителей - и когда они правы, и когда ошибаются - имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Безумцы, стоящие у которые слышат голоса с неба, извлекают свои сумасбродные идеи из  [c.164]

Нецелесообразность радикального выравнивания доходов в течение короткого времени не требует доказательств. Психологи предупреждают о возможности бурного и социально опасного поведения тех, кто был внезапно выбит из жизненной колеи. [То необыкновенное согласие на резкое снижение своего экономического положения, которое выказали обеспеченные классы Великобритании, было вызвано патриотизмом военного времени, когда война угрожала существованию нации. Правительство, ведущее войну, почти добилось "молчаливой революции". Могло ли в мирное время с той же готовностью быть принято такое же стремительное снижение доходов в целях социального перераспределения — является сомнительным. Оно могло бы вызвать возмущение высших классов, что привело бы к ослаблению государства.] Экономисты предупреждают, что при переходе к общественному использованию тех производительных ресурсов, которые раньше обеспечивали нужды состоятельных классов, в краткосрочной перспективе прибыль от производства новых общедоступных товаров и услуг будет гораздо ниже прибыли от производства прежних предметов роскоши и услуг. [Хочу сослаться на высказывание проф. Девонса "Может пройти довольно много времени, пока мощности, использовавшиеся для производства дорогих товаров, могут быть переориентированы на прибыльное производство других товаров". Раньше я думал, что сокращение рынка дорогих товаров в результате радикального перераспределения вызовет довольно серьезные изменения, что услуги, стоящие миллион для богатых, не могут, будучи перенаправленными на бедных, стоить столько же. Это интуитивное представление было основано на том, что богатые платят друг другу фантастические суммы за услуги, как, например, известный врач известному адвокату, создавая таким образом внутреннее циркулирование высоких стоимостей, которое должно сократиться при оказании давления на высокие доходы. Само существование высоких доходов вызывает высокую оценку такого рода деятельности, которая, с одной стороны, увеличивает эти доходы, а с другой, поглощает часть расходов этих людей. Мне казалось, что при радикальном перераспределении все подвергнется дефляции, и поэтому покупательная способность сократится. Но д-р Хендерсон и проф. Девоне взяли на себя труд опровергнуть мою точку зрения с теоретических позиций, и я принимаю их аргументы.]  [c.25]

Идеи экономистов и политических мыслителей — и когда они правы, и когда ошибаются — имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности именно они и правят миром. Люди-практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого 1.  [c.4]

Если такое изменение можно осуществить путем продуманного перехода к использованию валюты по выбору, оно может оказаться несколько болезненным, но не вызовет не поддающихся контролю проблем. А покончить с такими банками, которые, в сущности, создавали валюту, не неся никакой ответственности за результаты, было в течение более ста лет заветной мечтой всех экономистов, понимавших врожденную неустойчивость механизма, под власть которого мы постепенно попали, но обычно не видевших возможности когда-либо оттуда выбраться. Сторонники явления, оказавшегося таким вредным, а именно банковской системы с частичными резервами, не предполагающей ответственности отдельного банка за деньги (то есть - чековые депозиты), которые он создал, не вправе сетовать, если поддержка правительственной монополии, сделавшая его существование возможным, будет ликвидирована. Несомненно, должно будет также сложиться намного более четкое разграничение между чисто банковским бизнесом и инвестиционными услугами, или между так называемыми "английскими" и "континентальными" типами банков (Depositenbanken и Spekulations-banken, как они когда-то назывались по-немецки). Я думаю, что вскоре обнаружится, что бизнес по созданию денег плохо уживается с управлением крупными портфельными инвестициями и даже с контролем за крупными секторами промышленности.  [c.96]