Хайек

Согласно Хайеку (1979, с. 16), рыночная структура спонтанна, поэтому нельзя одновременно пользоваться выгодами конкурентного рынка и управлять его результатами. Любая попытка контролировать результаты, порождаемые рынком, неизбежно ведет к уменьшению его эффективности. В такой концепции, по крайней мере на первый взгляд, нет места для значительной роли государства.  [c.34]

Вхождение государства в спонтанный порядок влияет и на само государство. Дело в том, что современная демократия обеспечивает политическую свободу скорее отдельных групп и организаций (политических партий, профсоюзов и т.п.), чем личностей. При такой демократии в обществе возникают различные блоки давления, успешно добивающиеся привилегий. "Демократическое правительство... становится игрушкой в руках организованных интересов, ибо должно угождать им, чтобы обеспечить себе большинство" (Хайек, 1990, с. 151). Оно должно покупать их поддержку, предоставляя им различные привилегии. Это уменьшает эффективность и рынка, и демократии, ослабляет готовность общества к изменениям.  [c.35]


Хайек, 1968 Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия// Мировая экономика и международные отношения. 1989, №12, с. 6-14-  [c.48]

Хайек, 1991 Хайек Ф. Пагубная самонадеянность. М., 1992.  [c.48]

По мнению Хайека, роль рынков как накладывается друг на друга так, что  [c.160]

Ф. фон Хайек. Применение знания в обществе.— 1945 г. Индивидуализм и экономический порядок.— 1948 г. Саймон Г. Новая наука о принятии управленческих решений.— /960 г.  [c.13]

Ф.Хайек Конкуренция как процедура открытия лекция. — 1968 Дорога к рабству. — 1971.  [c.556]

И все же надо признать, что понятие чистого дохода, основанное на несколько расплывчатом критерии, который те или иные ведомства могут по-разному толковать, оказывается недостаточно четким. Например, проф. Хайек высказал мнение, что индивидуальный владелец капитальных благ может стремиться к поддержанию дохода, который он извлекает из своего владения этими благами, на постоянном уровне. Поэтому такой владелец, по мнению проф. Хайека, не станет свободно расходовать свой доход на потребление до тех пор, пока не отложит сумму, достаточную для компенсации любого снижения дохода, приносимого инвестициями, независимо от причин, вызывающих такое снижение (36). Я сомневаюсь в том, чтобы такой индивидуум существовал, но, очевидно, против подобного допущения нельзя выдвинуть теоретических возражений оно содержит один из вариантов возможной психологической интерпретации критерия чистого дохода. Однако, когда проф. Хайек вслед за этим заключает, что понятия сбережения и инвестирования страдают той же неопределенностью, он может быть прав только в том случае, когда под этими терминами подразумеваются чистые сбережения и чистые инвестиции. Понятия сбережения и инвестирования, относящиеся к теории занятости, свободны от этого недостатка и, как мы уже показали выше, поддаются объективному определению.  [c.24]

Он посещал некоторые лекции Гарольда Ласки и целый год проучился у Джона Мида, получившего в 1977 году Нобелевскую премию по экономике, хотя, как признавался Сорос впоследствии, немного почерпнул из этого курса . Школа дала приют также немногочисленным и немодным тогда консервативным политическим мыслителям, вроде экономиста — идеолога свободного рынка Фридриха фон Хайека и прославленного философа Карла Поппера. Оба эти человека снарядили Джорджа Сороса в путь по трудной стезе науки, который он с немалым пылом возобновил в 80-е и 90-е годы в попытках помочь превращению закрытых обществ в открытые .  [c.21]

Книга Хайека Дорога к рабству , изданная в 1944 году, отвергала фашизм, социализм и коммунизм как родственные разновидности коллективизма, который подрывает институты, обеспечивающие расцвет свободы.  [c.21]

Работа Веры Смит "Происхождение центральных банков" была докторской диссертацией, написанной ею под руководством Фридриха А. Хайека в Университете Лондонской школы экономики. Она поступила в Университет 1930 году, а в 1935 получила докторскую степень.  [c.1]


Такое утверждение может шокировать. Рыночная экономика является неотъемлемой частью открытого общества. Фридрих Хайек, величайший идеолог экономики свободного рынка XX века, был твердым сторонником концепции открытого общества. Каким образом рыночный фундаментализм может угрожать открытому обществу  [c.10]

Сотрудничества в мировом масштабе добиться чрезвычайно сложно. Жизнь была бы гораздо проще, если бы оказался прав Фридрих Хайек, и общий интерес мог бы рассматриваться как незапланированный побочный продукт деятельности людей, действующих в собственных интересах. То же применимо и к коммунистическому рецепту от каждого по способностям, каждому по потребностям. К сожалению, ни одно из этих правил не действует. Жизнь — куда как сложнее. Конечно, существуют общие интересы, включая сохранение свободных рынков, которые не обслуживаются свободными рынками. В случае конфликта общие интересы должны стать выше личных, корыстных интересов. Но в отсутствие независимого критерия невозможно знать, что является общими интересами. Стремиться к удовлетворению общих интересов необходимо с большой осторожностью — методом проб и ошибок. Претендовать на знание общих интересов также ошибочно, как и отрицать их существование.  [c.68]

Фридрих А.Хайек ЧАСТНЫЕ ДЕНЬГИ  [c.1]

Книга "Частные деньги" принадлежит перу лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха Хайека, посвящена практическим вопросам построения и функционирования свободного общества, в яркой убедительной форме показывает необходимость устранения правительственной монополии эмитировать платежные средства, показывает механизмы и последствия злоупотреблений общественным доверием со стороны правительств, содержит предложения по созданию конкурентной системы средств расчетов между юридическими и физическими лицами, включая покупки за наличные и создание резервов для будущих платежей.  [c.1]

Фридрих А.Хайек - ЧАСТНЫЕ ДЕНЬГИ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ  [c.7]

Эта книга - одно из самых необычных переводных изданий по социальным наукам за последние годы. Она знакомит читателя не со скороспелыми сенсационными концепциями и не с теориями, давно ставшими научной банальностью на Западе, и лишь теперь постепенно достигающими находившихся в карантине российских умов. Эта книга, принадлежащая перу выдающегося экономиста и философа этого столетия, лауреата Нобелевской премии по экономике Фридриха фон Хайека (1899-1992), впервые увидевшая свет в Англии в 1975 г., - авангард современной западной экономической мысли.  [c.7]

Традиционная экономическая наука вполне оправдывает государственную помощь бедным согласно ей общество имеет право заставлять всех платить за то, чтобы не быть травмированным бросающейся в глаза нищетой. Нет, следует из теории Хайека, государственная обезличенная помощь беднякам посылает им ложные сигналы не зарабатывать, не делать сбережений, разрушать семьи, тратить время на стояние в очередях за пособиями и справками. Эти сигналы настолько сильны, что забивают и без того уже слабые сигналы рынка, побуждающие бедняков обратиться к полезной и лучше оплачиваемой деятельности. Результатом государственного денежного "спроса" на бедность будет лишь ее увеличенное производство. И надо сказать, что примеры широкомасштабных программ помощи беднякам, в частности в США, полностью подтверждает это умозаключение. Заметим, однако, что данный теоретический вывод не применим к "штучной" работе с бедняками, которую осуществляют частные благотворительные организации.  [c.8]

Государственное регулирование. Из теории Хайека следует, что вмешательство государства в свободу контрактных сделок приводит к экономическим рассогласованиям и потерям, так как сигналы, посылаемые заказчиком, искажаются другим, более мощным источником - государственным аппаратом.  [c.8]


Попытки решения проблемы. Перед тем как остановиться на предложении Хайека по денационализации денег как средстве достижения их нейтральности, коснемся попыток решения проблемы ограничения денежного произвола.  [c.9]

Возникновение относительных информационных преимуществ приводит к появлению конкуренции, результаты которой непредсказуемы, а получаемая при этом прибыль неусредняема. Ф.Хайек (1968) определял ее как процедуру открытия. В такой конкуренции ценность имеет не только безличное, создаваемое наукой знание, но и личное знание каждого человека, основанное на его умении разобраться в том, какие новые возможности таит в себе данная конкретная ситуация. Благодаря тому, что каждый индивидуум имеет относительное преимущество перед любым другим индивидуумом, релевантное знание становится не только элементом конкурентной борьбы, но и фактором, увеличивающим эффективность услуг труда и капитала.  [c.16]

На более глубоком уровне в экономике, использующей информацию (новые знания как в коллективной, так и в индивидуальной форме) в качестве основного ресурса, возникает взаимная связь явлений, о которых в отдельности уже говорилось. Возникновение и рост инновационных потоков ведет к изменению типичных способов поведения предприятий, фирм и экономических субъектов, влияя на характер конкуренции. Представления Хайека о конкуренции как процедуре открытия, рассмотренные в разделе 1.2, можно считать теперь характеризующими самостоятельный вид конкурешфи, отличный как от совершенной, так и от несовершенной конкуренции  [c.23]

Структура такого общества является недетерминированной и во многом спонтанной. Значительную роль в ней играют самоорганизующиеся и саморазвивающиеся структуры, порождающие то, что Ф. Хайек называл спонтанным порядком. Такой "порядок хорош не тем, что удерживает все на своих местах, он нужен, чтобы пробуждать новые силы, которых в противном случае не существовало бы" (Хайек, 1991, с. 139). Спонтанный порядок способен эффективно переработать значительно большее количество информации и породить значительно большую человеческую активность, чем порядок, основанный исключительно на специально созданных для выполнения определенных функций структурах  [c.33]

Но причины намного серьезнее. Проблема в какой-то мере состоит в чрезмерном доверии к моделям экономики, почерпнутым из учебников, которые могут быть полезны для обучения студентов, но на них нельзя опираться при консультировании правительства, пытающегося создать рыночную экономику. Написанный в американском стиле учебник слишком зависит от специфической интеллектуальной традиции неоклассической модели, оставляя в стороне другие традиции (заложенные Шумпером и Хайеком). которые могли бы способствовать более глубокому пониманию ситуаций, возникающих в переходных экономиках. Имеется и смещение средств и целей. Так, проведение приватизации или снятие ограничений на вывоз капитала рассматриваются в качестве показателей успеха реформ, а не средств достижения более фундаментальных целей. Даже создание рыночной экономики важно не само по себе, а как фактор повышения жизненного уровня населения и обеспечения основы для устойчивого развития, отвечающего принципам справедливости. В России же доминирует тезис реформы — самоцель, а все, что связано с ними, хорошо независимо от того, к каким последствиям для нашей экономики они приводят. Произошло смещение цели и средств преобразований. Рынок из совокупности средств осуществления экономических связей стал целью реформ. Не так давно исповедовался у нас принцип цель оправдывает средства . Ныне средствами пытаются оправдать все происходящее.  [c.275]

В основе экономических теорий лежит представление о капитале как объекте баланса. Но разные авторы по-разному понимали место этой загадочной и малопонятной, даже лучшим умам человечества, категории в бухгалтерском балансе. Если К. Менгр, Э. Бем-Баверк, Ф. Хайек, Л. Ми-зес и И. Фишер считали, что капитал — это актив бухгалтерского баланса, то не менее великие экономисты — И. Шумпетер и Д. Б. Кларк относили капитал к пассиву баланса. Г. Кассель полагал, что весь баланс — и актив, и пассив — отражает движение капитала, и именно этот взгляд выражает идея динамического баланса.  [c.438]

Отсутствие конкуренции ннлнн Другой причиной того, что европейцы предпочитают сохранить национальные валюты, является наличие конкуренции валют, связанной с получением прибыли европейцами. Предположение о доходе от конкуренции валют принадлежит экономическому философу Ф. А. Хайеку (Hayek). Он утверждал, что центральный банк может не стремиться к расширению денежной массы, чтобы не вызвать инфляцию и падение курса национальной валюты по отношению к валютам других стран. Падение курса национальной валюты приведет к тому, что граждане будут стремиться как можно быстрее избавиться от нее. Таким образом, валюта страны окажется неконкурентоспособной. Соответственно, центральный банк  [c.819]

Фридрих фон Хайек — лауреат ством передачи информации явля-  [c.160]

В условиях неопределенности, как было впервые показано в работах Ф.Хайека и Г.Саймона3, частные выгоды определить сложно. Для этого просто нет достаточной информации, и ее получение связано с большими затратами. Контрактная концепция, используемая с целью учета фактора неопределенности, представляет организацию как совокупность отно-  [c.13]

В интересных "Заметках о развитии доктрины вынужденного сбережения" проф. Хайека (46) показано, что именно в этом и состояло первоначальное значение термина. Понятие "вынужденное сбережение", или "вынужденная бережливость", было впервые введено Бентамом при этом он определенно указывал, что имеет в виду последствия увеличения массы обращающихся денег (в сравнении с количеством товаров, продаваемых за деньги) в условиях, когда "все рабочие руки заняты, и заняты наиболее выгодным образом" (47). При таких обстоятельствах, как указывал Бентам, реальный доход не может быть увеличен, и, следовательно, добавочные инвестиция, предпринимаемые в связи с переходом к новому состоянию, предполагают вынужденную бережливость "за счет национального комфорта и национальной справедливости". Все авторы, писавшие об этом в XIX в., фактически имели в виду то же самое. Но попытки распространить это совершенно ясное понятие на ситуации, в которых не достигнут уровень полной занятости, неизбежно наталкиваются на ряд трудностей. Верно, конечно, что (вследствие убывающей доходности при увеличении числа занятых рабочих и служащих, использующих данный объем капитального оборудования) любое увеличение занятости предполагает некоторые жертвы, выражающиеся в сокращении реального дохода тех, кто уже раньше был занят. Однако попытку отнести эти потери за счет увеличения инвестиций, которым может сопровождаться увеличение занятости, вряд ли стоит считать плодотворной. Во всяком случае, мне не приходилось встречать каких-либо высказываний современных авторов, занимавшихся проблемой "вынужденного сбережения", в которых указанное понятие распространялось бы на условия, когда занятость возрастает. Они, по-видимому, обычно упускают из виду, что распространение введенного Бентамом понятия вынужденной бережливости на ситуацию, в которой не достигнут уровень полной занятости, требует по специальных объяснений или оговорок.  [c.35]

Своеобразная теория нормы процента была выдвинута проф. Мизесом и заимствована у него проф. Хайеком, а также, как мне представляется, и проф. Робинсом. В соответствии с этой теорией изменения нормы процента можно отождествить с изменениями в относительных уровнях цен потребительских и капитальных товаров (96). Как получен этот вывод, неясно. Похоже, нить рассуждений такова. Путем довольно смелого упрощения предельная эффективность капитала принимается за величину, измеряемую как отношение цены предложения новых потребительских благ к цене предложения новых капитальных товаров (97). Это отношение затем отождествляется с нормой процента. Во всеуслышание отмечается тот факт, что падение нормы процента благоприятно для инвестиций. Отсюда следует вывод, что падение отношения цены потребительских благ к цене капитальных товаров благоприятно для инвестиций.  [c.83]

Критика этического аспекта перераспределения, осуществленная де Жувенелем, характеризуется силой и многоаспектностью. Он делает важное эмпирическое замечание, когда говорит, что ресурсы, необходимые для обеспечения прожиточного минимума, нельзя получить только, или хотя бы в основном, за счет налогообложения богатых. Эти ресурсы должны быть изъяты у представителей средних классов, которые одновременно являются и получателями в схемах перераспределения доходов. Это очень важный момент в работах де Жувенеля. Его положение о том, что результат политики перераспределения доходов чрезвычайно неоднозначен и порой производит обратный эффект, аналогичный эффекту регрессивного налогообложения, уже получило свое историческое подтверждение. Он отмечает далее, что политика перераспределения всегда связана с дискриминацией меньшинств, поскольку она неминуемо должна быть направлена на удовлетворение предпочтений и интересов большинства — это отмечал также и Хайек.  [c.5]

И, наконец, есть еще один момент в аргументации Хайека, который связывает ее с точкой зрения Дж. Бьюкенена на работу де Жувенеля. Это предположение о том, что при отсутствии какого-либо глобального оправдания политики перераспределения, лучше всего она поддается теоретическому обоснованию с точки зрения тех, кто от нее выигрывает. Перераспределение в этом случае оказывается системой идей, направленных на узаконивание интересов экспансионистских бюрократий и в целом на изоляцию благополучных стабильных групп, объединенных общими интересами, от отрицательных воздействий экономических изменений. В конце концов, перераспределение проявляется как консервативная идеология интервенционистского государства и его клиентуры.  [c.7]

Эта небольшая работа остается чрезвычайно плодотворной и располагающей к размышлениям и дальнейшим исследованиям, как можно видеть по ее большому родству с более поздними работами Бьюкенена, Хайека, Нозика, Роулза и других. Она является важным вкладом в обсуждение проблем государства перераспределения и его воздействия на свободу. Ее повторное издание следует приветствовать.  [c.8]

Наряду с Фридрихом фон Хайеком, Милтоном Фридманом и Джеймсом Бьюкененом, Бертран де Жувенель принадлежит к "упрямому меньшинству" ученых, последовательно отстаивавших непопулярную в XX веке идею свободы и ответственности человека.  [c.53]

В те же годы в Лондонской школе работали Хайек, Лайонел Робине, Т. Е. Грегори, Дж. Р. Хикс и Денис Робертсон в 1933-34 годах она работала научным ассистентом Хью Делтона. Не только факультет школы, но и группа студентов, которые, как и она сама, стали известными экономистами, позволяют назвать годы, проведенные Смит в Лондоне, золотым веком Лондонской школы. В 1936-37 годах Смит работала экономистом-ассистентом в Имперском комитете по экономике.  [c.2]

Позже я однажды встретился с ним случайно. Чем старше он становился, тем чаще были наши контакты. В последние десять лет его жизни между нами установилась настоящая дружба, но к тому времени он уже не был на вершине своих возможностей. У нас была чудесная, действительно трогательная встреча в Праге незадолго до его смерти, когда он приехал и прочел лекцию в Цен-тральноевропейском университете в июне 1994 г. Это ему так понравилось, что он собирался открыть учебный год в Будапеште в сентябре. Но незадолго до этого он умер. Вот так в действительности выглядели мои контакты с ним. Оказали на меня настоящее влияние не столько он сам, сколько его идеи. Невзирая на то что я часто ссылаюсь на Поппера, большое влияние оказали на меня и другие мыслители - Фридрих Хайек, Альфред Норт Уайт-хед и другие.  [c.47]

Позднее психология становится важным элементом в теориях австрийских экономистов Хайека, фон Мисесы и Джорджа Ка-тоны. Последний представил ее американскому экономическому сообществу в 40-х годах XX в. и завоевал у него значительное доверие, используя в качестве основы для своих теорий хорошо документированные, эмпирическим путем собранные данные из реальной жизни. Он был первым психологом, сосредоточивший свое внимание на психологических проблемах на макроэкономическом уровне. Он ввел в общую экономическую теорию такие понятия, как "отношение к чему-либо", "настроение" и "ожидания". Катона годами колебался между терминами "экономическая психология" и "психологическая экономика", пока не остановился на последнем, опубликовав "Психологическую экономику"(Psy hologi alE onomi s) в 1975 году, но позже принял новый термин "поведенческая экономика". Однако термин "экономическая психология" с тех пор более распространен (и он определенно лучше, так как легче произносится).  [c.117]

Сам Хайек, подводя итог своей огромной научной деятельности, скромно сказал, что он сделал лишь одно открытие и два изобретения. Одно из этих изобретений -денационализация денег - и составляет содержание этой книги. Однако логику этого изобретения нельзя понять без хотя бы краткого знакомства с главным открытием Хайека его концепцией рынка как системы обмена знаниями (Хороший обзор творческого наследия Ф. фон Хайека содержится в книге И. Батлера "Хайек и его вклад в развитие современной политической и экономической мысли", русский перевод которой скоро увидит свет в издательстве Института национальной модели экономики.)  [c.7]

Нет, следует из теории Хайека, проблемы монополий вообще не существует. Сверхвысокие монопольные цены посылают правильные сигналы другим экономическим агентам. Данная сфера - сверхэффективна, и стоит пытаться тем или иным способом обойти монополию. В условиях отсутствия государственного регулирующего органа монополия будет так или иначе похоронена. (Другая теория, развиваемая Вирджинской школой Общественного выбора Publi hoi e, утверждает, что государственный регулирующий орган имеет намного больше шансов плясать под дудку монополии, чем ее контролировать.)  [c.8]

Экономико-математический словарь Изд.5 (2003) -- [ c.452 ]