Рента

Законом СССР О государственном. предприятии (объединении установлена плата за трудовые и природные (землю, воду, полезные ископаемые) ресурсы. Плата за трудовые ресурсы возмещает расходы государства на подготовку рабочей силы, социально-культурное и коммунально-бытовое обслуживание работников и членов их семей. Через плату за природные ресурсы изымается дифференциальная рента, возникающая из-за различной продуктивности ресурсов.  [c.249]


Соответственно большое значение Маршалл уделил предпринимательству. Предприниматели делятся на две категории те, кто открывают новые и улучшенные методы хозяйствования, и те, кто следуют проторенными путями. Вторые получают нормальную прибыль, первые могут получить больше. Пока новатор, улучшивший производство, может продавать свой товар по старой цене, его доходы будут... превышать средний уровень.. Вскоре конкуренция приведет к увеличению предложения товара и снижению его цены, пока их прибыли не упадут примерно до прежнего уровня" (там же, 7). Прибыль новатора Маршалл рассматривает как квазиренту (неземельную ренту, которая во всех остальных отношениях аналогична земельной ренте).  [c.8]

Способность леворадикальных национально-демократических кругов распорядиться нефтяной рентой заслуживает пристального внимания как своего рода исторический прецедент. Национальная демократия не только сосредоточила реальную политическую власть, но и получила в свое распоряжение на продолжительный период мощный экономический рычаг для реализации собственных интересов.  [c.8]

Связывая возникновение дифференциальной ренты с монополией первого рода, В. И. Ленин.сжато, но исчерпывающе определял этот вид ренты как результат ограниченности земли, занятости ее капиталистическими хозяйствами совершенно независимо от того, существует ли собственность на землю и какова форма землевладения [10, с. 274]. Применительно к нефтегазодобывающей промышленности это положение характеризует ограниченность запасов углеводородного сырья в земных недрах. Она сочетается с весьма сильными различиями в условиях разработки конкретных месторождений, которые определяются в основном горно-геологическими и географическими факторами, а также в качественных характеристиках добываемого оттуда минерального сырья. Эти различия вызывают, во-первых, значительную разницу в затратах живого и овеществленного труда, т. е. переменного и постоянного капитала, на производство, транспортировку, а в дальнейшем и на использование единицы продукции. Тем самым предопределяется разность индивидуальных цен производства. Во-вторых, что касается только качественных факторов, они воздействуют на потребительную стоимость углеводородного сырья, а через нее также и на рыночную стоимость первичных энергоносителей и продуктов их переработки. Действию природных факторов помимо стоимостного можно придать и натуральное выражение, если рассматривать результат как различный выход продукции на единицу капитальных и трудовых затрат, различную их производительность.  [c.13]

Обобщая этот рентный принцип ценообразования, В. И. Ленин отмечал неизбежность различий между хозяйствами, основанными на применении естественных средств производства. Эти различия имеют несколько источников. Цена производства в худших условиях является определяющей, поскольку объем товаров, произведенных в лучших условиях, недостаточен для покрытия спроса. Разница между индивидуальной ценой производства и высшей ценой производства и составляет дифференциальную ренту [10, с. 275]. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что от формы собственности на землю зависит лишь способ распределения дифференциальной ренты, но не факт возникновения При существовании поземельной собственности эту ренту получит землевладелец, ибо конкуренция капиталов заставит... (арендатора) удовлетвориться средней прибылью на капитал. При отмене частной собственности на землю эту ренту получит государство . Далее особо отмечено, что в рамках капиталистической экономики уничтожение этой ренты невозможно [10, с. 275].  [c.14]


Вместе с тем на распределение рентных доходов решающее воздействие оказывает степень зрелости институтов земельной собственности. От уровня развития последних зависит прежде всего форма разрешения противоречий между капиталистами-арендаторами и собственниками природных ресурсов. Для капиталистических предпринимателей полная или частичная выплата ренты входит составным элементом в издержки производства, понижая возможную или, вернее, желаемую норму прибыли, максимальное увеличение которой является самодовлеющим мотивом,.  [c.14]

При анализе процесса капиталистического воспроизводства в его конкретной целостности, включая вторичные производственные отношения, К- Маркс вскрывает политико-экономическую сущность столкновений между противоречивыми интересами участников данного процесса по поводу распределения прибавочного продукта. Применительно к взаимоотношениям между предпринимателем и земельным собственником эти противоречия сводятся к тому, что если функционирующему капиталисту удастся, например... уплачивать арендную плату ниже нормального уровня ренты, то для него совершенно безразлично, будет ли он продавать товар ниже его стоимости, даже ниже общей цены производства, то есть будет ли отдавать даром часть содержащегося в товаре прибавочного труда [4, ч. 2, с. 445]. Стремление всемерно сокращать издержки производства относится и к постоянной части капитала . Поэтому аналогичная коллизия возникает между владельцем предприятия обрабатывающей промышленности и поставщиком сырья Если, например, промышленник может купить сырой материал ниже его цены производства, то это гарантирует его от убытка даже и в том случае, когда ему приходится, в свою очередь, продавать этот материал в готовом продукте ниже цены производства. Его предпринимательский доход может остаться неизменным и даже возрасти, если только остается неизменным или возрастает избыток товарной цены над теми ее элементами, которые должны быть оплачены, возмещены эквивалентом [4, ч. 2, с. 445—446].  [c.15]

Если в отношении дифференциальной ренты от формы земельной собственности зависит лишь способ ее распределения, то для другого вида ренты — абсолютной — монополия частной собственности на землю порождает само ее существование. По определению В. И. Ленина, абсолютная рента происходит из частной соб-  [c.15]

Здесь необходимо вернуться к дифференциальной нефтяной ренте и отметить, что преобладающая ее часть, по всей вероятности, образуется в современных условиях благодаря экономии капитальных затрат на освоение и эксплуатацию лучших месторождений, т. е. за счет экономии овеществленного, а не живого труда.  [c.17]

Проведенные сравнения свидетельствуют, что масштабы различий в производительности овеществленного труда примерно вшестеро превосходят разницу в производительности труда живого и соответственно первые в данном случае составляют основу дифференциальной ренты.  [c.18]

Таким образом, анализ рентных отношений на капиталистическом нефтяном рынке необходимо вести по двум направлениям выявлять стоимостные основы существующих видов ренты и определять характер участия собственников месторождений в формировании рентных доходов и (или) их распределении.  [c.19]

ОСОБЕННОСТИ НЕФТЯНОЙ РЕНТЫ ДО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КРИЗИСА  [c.19]

Таким образом, на мировом капиталистическом рынке серьезно деформировался такой важный принцип ценообразования, как равенство цен на эквивалентные потребительные стоимости. Выше уже отмечалось, что этот принцип составляет одну из основных необходимых предпосылок для реализации дифференциальной ренты. Естественно, столь значительный ценовой разрыв сам по себе неминуемо должен был создать мощный стимул для перехода потребителей от использования угля к применению нефтепродуктов. Угольная промышленность, особенно в Западной Европе, не могла самостоятельно конкурировать с дешевой импортной нефтью препятствовала отчетливая тенденция к повышению цен производства в данной отрасли. Об этом свидетельствует даже сравнение части цены производства — издержек добычи каменного угля в ФРГ без учета средней прибыли на капитал в отрасли— с ценами мазута как ближайшего его субститута л. 1).  [c.21]


Именно слабость экономических позиций собственников природных ресурсов препятствовала присвоению ими дифференциальной ренты и вынуждала довольствоваться лишь наименьшей долей общих прибылей от реализации их переработанного сырья конечным потребителям. Доля концессионных отчислений развивающимся странам в розничных ценах нефтепродуктов на западноевропейских рынках в целом не превышала 6—7% к середине 60-х годов и 10—11% осенью 1973 г. При достаточно стабильном  [c.24]

Для формирования двух других видов рентных нефтяных доходов — абсолютного и монопольного — в 50-е, 60-е и в начале 70-х годов не имелось, на наш взгляд, необходимых социально-экономических предпосылок, даже если на каком-то отрезке этого периода еще сохранялась технико-экономическая основа абсолютной ренты в виде пониженного органического строения капитала (хотя последнее тоже проблематично). Такие предпосылки существовали лишь на изолированном рынке жидкого топлива США с их более высокими ценами и развитыми институтами земельной собственности. В развивающихся же странах сложилась как раз противоположная ситуация, которую, воспользовавшись определениями К. Маркса, можно охарактеризовать как не имею-. щую ничего общего с теми предпосылками, при которых существует абсолютная земельная рента, а именно с развитым капиталистическим производством на одной стороне, а на другой — с земельной собственностью, которая не только юридически существует, но и фактически оказывает сопротивление капиталу, защищает это поле деятельности от вторжений капитала и предоставляет последнему место только на известных условиях [5, ч. 2, с. 329—330].  [c.25]

Итак, отмеченные факторы относительно ослабили непосредственное государственно- и частномонополистическое воздействие из зоны развитого капитализма на процессы ценообразования в мировой капиталистической торговле топливно-энергетическими товарами. Соответственно возросло влияние развивающихся стран-нефтеэкспортеров. В области международных рентных отношений эти перемены отразились в первую очередь на пропорциях распределения дифференциальной нефтяной ренты.  [c.33]

Если ранее, как уже было отмечено, преобладающая часть рентных доходов данного типа присваивалась транснациональными монополиями и правительствами развитых капиталистических государств — импортеров жидкого топлива, а некоторая, гораздо менее значительная доля ренты могла поступать и потребителям в странах с низким налогообложением нефтепродуктов (кроме США), то в- ходе революции цен на нефть 1973—1974 гг. сложились условия для перераспределения основных разновидностей дифференциальной ренты в пользу хозяев экспортных ресурсов  [c.33]

Исследуя процесс формирования дифференциальной ренты, К. Маркс неизменно исходил из посылки о том, что дифференциальная рента определяется... стоимостью продукта, произведенного на наихудшей земле или на наихудшей шахте [5, ч. 2, с. 503]. Одновременно подразумевалось, что вовлечение относительно худших природных ресурсов в хозяйственный оборот сопряжено, как правило, с физическим дефицитом лучших естественных факторов производства [4, ч. 2, с. 210]. Следовательно, экономическая необходимость начать производство в менее благоприятных условиях диктуется исчерпанием возможностей увеличить его при более благоприятных естественных предпосылках и одновременно наличием достаточно широкого неудовлетворенного платежеспособного спроса на соответствующие товары.  [c.37]

Основная часть нефтяных ресурсов в освободившихся странах—экспортерах жидкого топлива к концу 70-х годов стала разрабатываться не иностранными концессионерами, а национальными государствами самостоятельно или с привлечением зарубежных фирм, как правило, лишь в качестве деловых партнеров или подрядчиков. Государство здесь зачастую соединило в своем лице функции собственника естественных средств производства и предпринимателя. Оно не сталкивается с какой-либо внешней естественной монополией в процессе их эксплуатации, а потому в отличие от капиталистических арендаторов теоретически имеет свободу выбора ограничиться дифференциальными рентными доходами или попытаться присоединить к ним ренту иного типа.  [c.39]

Как уже отмечали советские исследователи, например А. И. Бельчук, для основной массы развивающихся стран—экспортеров минерального и сельскохозяйственного сырья эта возможность до сих пор так и остается по преимуществу теоретической. Практическая ее реализация тормозится несколькими препятствиями. Наиболее серьезное среди них — хронические финансовые трудности. Они вынуждают освободившиеся страны соглашаться даже на такие условия эксплуатации натурально-ресурсного потенциала, которые обеспечивают национальным государствам получение всего лишь части дифференциальной ренты [38, с. 261—264].  [c.39]

Для реализации последней возможности требуется редкое сочетание необходимых предпосылок. Среди них очень высокая монополизация одними и теми же собственниками как уже используемых, так и потенциальных естественных средств производства, весьма низкая и к тому же односторонняя (только в направлении расширения) ценовая эластичность спроса на производимую ими продукцию, а также почти полное отсутствие межотраслевой конкуренции. Подобные совпадения практически маловероятны и,, видимо, возможны лишь в качестве отдельных непродолжительных отклонений от общих правил. При достаточно развитой конкуренции между владельцами уже освоенных и потенциальных природных богатств собственники возобновимых естественных ресурсов заинтересованы в их возможно более раннем освоении. Это обеспечивает максимизацию текущих доходов, не препятствуя в то же время увеличению будущих прибылей, материальную основу которых составила бы растущая дифференциальная рента.  [c.40]

Известно, что реализация капитальных активов связана с такими иррациональными , по определению К- Маркса, категориями, как цены земли или фиктивного капитала. Они соответственно прямо пропорциональны величинам земельной ренты или дивиденда и обратно пропорциональны уровням банковской процентной ставки. Не исключено, что подобные факторы оказывают некоторое воздействие и на цены отдельных видов минерально-сырьевой продукции, особенно нефти. Так, текущая цена может быть связана прямо пропорциональной зависимостью с прогнозируемой более высокой ценой жидкого топлива или его заменителей и обратно пропорциональной зависимостью — с рентабельностью активов, в которые инвестированы нефтяные доходы. Такая связь предполагается как гипотеза. Однако следует заранее оговориться, что даже в случае подтверждения она способна не более чем модифицировать, но отнюдь не подменить определяющее воздействие стоимостных категорий товарного производства и обращения на ценовые пропорции нефтяного рынка. Поэтому нельзя согласиться с упрощенными и тем самым искажающими действительность толкованиями ряда буржуазных экономистов, которые полностью отождествляют продажу нефти с реализацией капитальных активов (см., например, [286, с. 98—99 323, с. 40 324, с. 113—114]).  [c.42]

Таким образом, в современном нефтегазовом хозяйстве капиталистического мира при утрате стоимостной основы для абсолютной нефтяной ренты сохраняется и интенсивно реализуется другая ее предпосылка — монополия на земные недра в форме государственного суверенитета.  [c.45]

С другой стороны, в данном случае приходится иметь дело с монопольной рентой, обладающей несколько иными особенностями, чем те, которые рассматривал автор Капитала . К- Маркс имел в виду частных собственников средств производства. В странах ОПЕК владельцами и распорядителями нефтегазовых ресурсов выступают национальные государства в лице созданных ими компаний.  [c.46]

Элементы производства характеризуются показателями, отражающими состояние средств труда, предметов труда и техническое оснащение труда. Организация производства и управления характеризуется показателями использования элементов производства, специализации, кооперирования и концентрации производства, научной организации труда и управления. Каче-ст ю выпускаемой продукции характеризуется показателями те шико-эксплуатационпых свойств продукции. Производственно-экономическая деятельность предприятия характеризуется показателями, отражающими использование ресурсов, рента-бе чьность (эффективность), социальные результаты.  [c.178]

Исследование этой проблематики в предлагаемой читателю работе ведется преимущественно по трем взаимосвязанным направлениям. Первым предметом изучения стали объективные экономические условия, в рамках которых формируется и реализуется энергосырьевая политика нефтеэкспортирующих государств или, иначе говоря, в рамках которых разворачивается деятельность данного субъективного фактора, условия, составляющие инструментарий этой политики и определяющие пределы его эффективности. Эксплуатация нефтегазовых ресурсов, как и прочих средств производства, являющихся продуктами не труда, а стихийных природных процессов и одновременно поддающихся монополизации, в рыночном хозяйстве связана с рентными производственными отношениями. Поэтому вполне естественно, что современные особенности рентообразования и распределения рентных доходов более или менее подробно рассматриваются в большинстве исследований, специально посвященных сырьевым проблемам или затрагивающих их. Однако в советской специальной литературе пока не сформировалось единой точки зрения на политико-экономическую природу нефтяной ренты на различных этапах развития данной отрасли добывающей промышленности. Некоторые исследователи, в частности В. В. Бирюлин и М. М. Голанский, склоняются к мнению, что она практически целиком состоит из дифференциального горного дохода. Большинство других авторов — Р. Н. Андреасян, А. И. Бельчук, Р. О. Инджикян, С. М. Никитин, В. Г. Павлов, И. Л. Пиотровская, А. Е. Примаков и другие — в современной стоимостной структуре поступлений от экспорта углеводородного сырья выделяют также иные виды ренты недифференциального типа. Однако и здесь наблюдается значительное разнообразие как в определении преобладающей разновидности (монопольная, абсолютная, государственная абсолютная, межпродуктовая рента), так и в истолковании сущности рентных доходов последнего типа.  [c.5]

Возможности монополизации общественно ограниченных элементов производительных сил реализуются различным образом в соответствии с конкретно-историческими условиями развития капиталистического способа производства, в первую очередь с формами земельной собственности и со степенью зрелости ее институтов. Именно характер монополии и зависимая от него роль собственников природных ресурсов в процессе рентообразования— одни из главных факторов, определяющих основные виды ренты— дифференциальную, с одной стороны, абсолютную и монопольную — с другой. Обобщая и развивая положения марксистской теории о рентных производственных отношениях, В. И. Ленин подчеркивал наличие двоякой монополии на естественные средства производства ...во-первых, мы имеем монополию хозяйства (капиталистического) на земле. Эта монополия вытекает из ограниченности земли, являясь поэтому необходимой во всяком капиталистическом обществе... Во-вторых, мы имеем монополию частной собственности на землю... Ничего необходимого для капиталистического общества... эта монополия из себя не представляет 9, с. 119—120].  [c.13]

Абсолютная рента, как известно, опирается на стоимостную базу в самих продуктах естественных средств производства. Этот внутренний источник — избыток стоимости над ценой производства данной группы товаров или избыток заключающейся в них прибавочной стоимости над прибылью, приходящейся на долю капиталов соответственно общей норме прибыли [4, ч. 2, с. 431]. Избыток обязан своим возникновением более низкому органическому строению капитала в рентообразующих отраслях, которое обусловливало здесь более высокую норму прибыли. Монополия земельной собственности фиксировала ее, препятствуя снижению до общего среднего уровня. Разность норм прибыли, по определению К. Маркса, устанавливала верхний предел абсолютной ренты.  [c.16]

Однако органическое строение капитала динамично и испытывает неуклонную долгосрочную тенденцию к повышению, отражая результаты технического прогресса. К. Маркс рассматривал эту тенденцию как одну из причин исторически преходящего характера абсолютной ренты, чью единственную стоимостную основу определяет более низкое строение капитала в рентообразующих отраслях по сравнению со средним общественным , поскольку теоретически установлено, что только при этом предположении стоимость... продуктов может быть выше их цены производства . Причем К. Маркс недвусмысленно указывал, что в тех условиях, где это предположение отпадает, там отпадает и соответствующая ему форма ренты , тогда как структурная характеристика капитала конкретных отраслей — это вопрос, который можно решить лишь статистически [4, ч. 2, с. 319—320].  [c.16]

Таким образом, статистические аргументы убедительно подтверждают утрату абсолютной рентой ее внутренней стоимостной базы в продукции современной горнодобычи. В производстве углеводородного сырья данная рента лишилась этой своей основы, по всей вероятности, еще задолго до первого обострения энергетического кризиса в капиталистическом мире. Повышение органического строения капитала над средним общественным уровнем и соответственно цены производства над стоимостью продукции отрасли означает автоматический переход регулирующей функции к цене производства на рынке нефти и газа. Отсюда также следует вывод, что средняя прибыль на инвестиции в наиболее капиталоемкие нефтегазодобывающие предприятия, которые функционируют в худших природных условиях, существенно превосходит величину прибавочной стоимости, создаваемой занятой на них рабочей силой. Соответственно закономерности формирования средней нормы прибыли и цен производства должны перераспределять в пользу этих предприятий часть прибавочной стоимости из других отраслей с более низким органическим строением капитала.  [c.17]

Следовательно, некоторая доля дифференциальной ренты под воздействием объективных технико-экономических факторов ныне приобрела перераспределенческий характер. Она включила прибавочную стоимость из менее капиталоемких отраслей, поскольку для всей нефтедобычи средняя (в политэкономическом смысле) норма прибыли начисляется на инвестиции с наивысшим органическим строением в разработку худших месторождений.  [c.18]

Отличительной особенностью третьего типа ренты — монопольной — является стоимостная база, расположенная целиком за пределами рентообразующих отраслей. Она полностью основана на перераспределенной прибавочной стоимости. Однако конкретное участие земельной собственности в этом перераспределительном процессе типом данной ренты однозначно не характеризуетсг Оно может быть как пассивным, так и активным. Необходим различать,— подчеркивал К. Маркс,— вытекает ли рента из монопольной цены, потому что независимо от нее существует монопольная цена продуктов или самой земли, или же продукты продаются по монопольной цене, потому что существует рента [4, ч. 2, с. 336]. В первом случае пассивная роль землевладения ограничивается лишь присвоением ренты и не затрагивает формирование ее источника — монопольной цены на рентный товар. Этот вариант проиллюстрирован в III томе Капитала общеизвестным практическим примером земельных участков, на которых выращивается виноград исключительно редких сортов. Активный вклад собственников природных ресурсов в процесс образования монопольной ренты представлен в том же произведении как теоретическая возможность ситуации, при которой, наоборот, рента создала бы монопольную цену, если бы хлеб продавался не только выше цены производства, но и выше его стоимости, вследствие границы, которая ставится земельной собственностью безрентной затрате капитала... [4, ч. 2, с. 337].  [c.18]

Выходя за пределы национальных границ и выражая производственные отношения в масштабах мировой капиталистической системы, т. е. международные производственные отношения, рентооб-разующие и другие закономерности и категории капиталистического способа производства сохраняют свою сущность. К. Маркс писал, отмечая их всеобщий характер Как в конкуренции между отдельными капиталистами, так и в конкуренции на мировом рынке... величины заработной платы, процента и ренты входят в расчеты как величины постоянные и регулирующие... они в каждом отдельном случае даны и образуют постоянную границу для непрерывно колеблющихся рыночных цен [4, ч. 2, с. 446]. Однако формы проявления этих категорий приобретают существенные особенности.  [c.19]

Государственно-монополистические мероприятия столь широких масштабов в основном (для периода 60-х годов) нефтеимпор-тирующем регионе капиталистического мира неизбежно оказывали глубокое воздействие на функционирование рыночного механизма в энергосырьевом хозяйстве не только на национальном, но и на международном уровне. Закрепленное посредством государственного вмешательства неравенство цен на взаимозаменяемые первичные энергоносители, т. е. на эквивалентные потребительные стоимости, позволяло правительствам западноевропейских стран присваивать весомую долю дифференциальной ренты в виде разницы между низкими затратами на импортированную нефть и высокими ценами производства местного угля. При свободной конкуренции между жидким и твердым топливом эти различия индивидуальных цен производства энергоносителей должны были бы реализоваться собственниками нефтяных месторождений.  [c.22]

Авторы некоторых исследований2 усматривали в двух разновидностях концессионных платежей — ройалти и налоге на прибыль компаний-концессионеров — различные типы ренты. Однако отождествление исторически сложившихся юридических форм рентных доходов с их политико-экономической сущностью представляется совершенно необоснованным. В какой бы форме ни выступали концессионные отчисления развивающимся странам-нефтеэкспортерам — будь то только ройалти , его сочетание с подоходным налогом или сумма обоих платежей,— все они до конца 1973 г. по сути своей являлись не более чем скромной частью дифференциальной ренты.  [c.25]

Классики марксизма особо не выделяли такой частный случай, когда одновременная эксплуатация лучших и худших натуральных ресурсов осуществлялась бы при сохраняющейся возможности существенно расширить использование лучших естественных средств производства, т. е. не под воздействием технико-экономического или природного дефицита первых, а в результате каких-либо социально-экономических ограничений на их разработку, например вследствие консервации запасов относительно дешевого минерального сырья. Однако отсюда вовсе не следует, что при определении регулирующей цены производства допускалась возможность абстрагироваться от конкретных социально-экономических условий, в которых функционируют предприятия, выпускающие продукцию с наивысшей индивидуальной ценой производства. Напротив, К. Маркс придавал этим условиям принципиальное значение. Именно на их анализе автор Капитала основывал аргументацию против тех своих оппонентов, которые пытались отрицать наличие любых видов ренты, кроме дифференциальной, ссылками на существование отдельных предприятий, где рентные доходы иного типа действительно не могли сформироваться по различным причинам. К- Маркс опровергал этот довод, вскрывая случайную природу данных причин, не характерных, как правило, для конкретных общественных организмов эпохи развитого капитализма свободной конкуренции2.  [c.37]

В то же время ожидаемое повышение регулирующей цены производства — это далеко не единственная основа, а лишь одна из возможных предпосылок роста дифференциальной ренты, который, как доказал К. Маркс, может происходить и при неизменной, и даже при понижающейся цене производства3. Следовательно, побудительные мотивы консервации исчерпаемых естественных средств производства могут быть вполне совместимы и с такими ситуациями. Достаточное их условие — опережающее понижение индивидуальных цен производства по сравнению с регулирующей. Тогда некоторым владельцам природных ресурсов будет обеспечена максимизация их перспективных доходов опять-таки благодаря увеличению дифференциальной ренты.  [c.41]

Одна из главных особенностей данного типа доходов — их объемные и временные границы. Общая сумма горной ренты от разработки каждого минерально-сырьевого месторождения (и ископаемых ресурсов в целом) безотносительно к конкретной величине всегда ограничена невозобновимостью запасов. В противоположность ей сельскохозяйственная рента, например, может явиться бессрочным и потому формально беспредельным доходом, разумеется, в социально-экономических рамках определенного способа производства и условий эксплуатации агроресурсного потенциала. Эти отличия невозобновимых природных ресурсов от возобновимых отмечены в работе А. В. Хахалина (см. [170, с. 149— 150]), где выделена также проблема распределения конечных рентных доходов во времени и роль ресурсной стратегии их получателей.  [c.41]

Одновременно та же особенность придает реализации горной ренты другой специфический аспект. Продажа дефицитной минерально-сырьевой продукции как бы объединяет признаки, присущие сбыту товаров (включая и рентные, например, сельскохозяйственные), с чертами, характерными для деализации капитальных активов — реальных или финансовых. Достоверные геологические запасы относительно доступного и дешевого сырья приобретают качество аккумулятора капитала, а с учетом перспективного их подорожания превращаются даже в генератор капитала. Уменьшение этих запасов все чаще рассматривается с точки зрения их обмена не столько на товарные или денежные эквиваленты, сколько на иные реальные или финансовые активы. Экономическая  [c.41]

Отсюда вытекает, что поддержание этих производственных резервов является необходимой предпосылкой для функционирования коммерческих предприятий с более высокими ценами производства жидкого топлива, так как в противном случае теоретически нельзя исключить вероятность вытеснения с рынка их менее конкурентоспособной продукции или значительной ее части. Такая возможность определяется тем, что современные масштабы коммерческого производства дорогого жидкого топлива из традиционных и тем более из альтернативных источников до сих пор несоизмеримы с законсервированными мощностями по добыче сравнительно дешевой нефти9. Следовательно, всю разницу индивидуальных цен производства углеводородного сырья даже из рыночных источников ни в коем случае нельзя зачислять на счет дифференциальной ренты, хотя по форме она именно таковой и представляется.  [c.45]

Экономика недвижимости (2001) -- [ c.132 ]

1000 терминов рыночной экономики (1993) -- [ c.179 ]

Цены и ценообразование (1999) -- [ c.0 ]

Экономико-математический словарь Изд.5 (2003) -- [ c.308 ]

Финансово кредитный словарь Том 2 (1964) -- [ c.293 ]

50 лекций по микроэкономике Том 2 (2000) -- [ c.0 ]

Большая экономическая энциклопедия (2007) -- [ c.107 , c.150 , c.195 , c.246 , c.256 , c.382 , c.409 , c.445 , c.446 , c.543 , c.544 , c.550 , c.630 ]