Магнат

Война превратила нефть из источника доходов для магнатов и спекулянтов в важнейшее промышленное и стратегическое сырье. Это стало ясно в первые же недели войны, когда парижские такси спешно доставлял i войска к местам сражений во время битвы на Марне , а впоследствии союзные армии начали испытывать все большую зависимость от работы двигателей внутреннего сгорания. К концу войны одна лишь английская армия имела на вооружении 79 тыс. автомобилей и грузовиков, а также 34 тыс. мотоциклов по сравнению с 827 автомашинами и 15 мотоциклами, с которыми ее экспедиционные войска вступили в бой. В качестве передовых частей при наступлении кавалерия уступила место танкам, а в воздухе авиаторы добавляли чуть-чуть романтики к убожеству жизни в окопах.  [c.115]


Теперь нам ясно, что имеет в виду промышленный магнат, говоря Лично меня интересует не столько закон о сорокачасовой рабочей не-  [c.86]

Президент сталелитейной компании Чарльз М. Шваб прибыл в персональном вагоне на один из заводов, находившихся в Пенсильвании. Было холодное, даже морозное утро. Магнат спустился по лесенке вагона и увидел паренька с блокнотом в руке. Тот сбивчиво объяснил, что работает стенографистом в канцелярии, узнал о приезде мистера Шваба и решил на всякий случай прийти — не понадобится ли хозяину написать какое-либо письмо или послать телеграмму.  [c.99]

Мистер Шваб вежливо поблагодарил молодого человека за предупредительность, однако сказал, что стенографист ему в настоящее время не нужен. Записав имя паренька, магнат велел ему отправляться на рабочее место.  [c.99]

Минуточку — окликнул его магнат.— Я забыл сказать вам, что вы назначаетесь дирек-  [c.106]

В следующих очерках мы более-менее подробно покажем, как именно развитие производительных сил определяет развитие отношений собственности на эти силы, а также отношений управления экономической деятельностью - производством, распределением и потреблением произведенного. Пока же мы ограничимся лишь одним примером, подтверждающим правильность вышеприведенного марксистского положения и нашего вывода из него как это ни парадоксально, таким примером нам послужит... объяснение того, почему один из основных прогнозов Маркса до сих пор еще не сбылся. Вот что написал Маркс в первом томе Капитала Рука об руку с этой централизацией, или экспроприацией многих капиталистов немногими, развивается кооперативная форма процесса труда в постоянно растущих размерах, развивается сознательное техническое применение науки, планомерная эксплуатация земли, превращение средств труда в такие средства труда, которые допускают лишь коллективное употребление, экономия всех средств производства путем применения их как средств производства комбинированного общественного труда, втягивание всех народов в сеть мирового рынка, а вместе с тем интернациональный характер капиталистического режима. Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса превращения, возрастает масса нищеты, угнетения, рабства, вырождения, эксплуатации, но вместе с тем растет и возмущение рабочего класса, который постоянно увеличивается по своей численности, который обучается, объединяется и организуется механизмом самого процесса капиталистического производ-  [c.46]

Эти финансовые бароны являются образцом магнатов старой Евро-пы. Они умеют сочетать  [c.41]

Пороховая фабрика Дюпонов являла собой замкнутый мирок, изолированный от остального света, мирок, властелинами которого стали весьма рассудительные миллионеры, почти не соприкасавшиеся с другими американскими магнатами и старавшиеся-бизнес есть бизнес-заключать браки только внутри своего семейства.  [c.87]


Когда в мае 1876 г. Коммодор окончательно слег и его врач предсказал скорый конец, в равной мере встревожились и спекулянты на У о лл-Стрит, и младшие дети миллиардера. Первые опасались, как бы после смерти железнодорожного и пароходного магната его наследники не решили продать часть  [c.94]

После Второй мировой войны Хант, как и остальные нефтяные магнаты, обратил свои взоры к Среднему Востоку. Месторождения, которые он приобрел в Пакистане, оказались довольно скудными. Зато сирийские приносили ему в день не меньше ста тысяч баррелей нефти.  [c.123]

Говард Хьюз явился на свет в Хьюстоне в 1905 г. 24 декабря, то есть прямо накануне Рождества Его отец по прозвищу Большой Говард изрядно продвинул сына на пути к богатству. В отличие от большинства магнатов той эпохи, младшему Говарду не было нужды самому пробивать себе дорогу. Отец, личность весьма яркая, не только оставил ему неплохое состояние, но и оказал на сына весьма большое влияние, так что будет, пожалуй, не лишне сказать о нем несколько слов.  [c.131]

Если богатые классы в наше время не пользуются преимуществами такого отношения, то это потому, что людям наших дней они не кажутся столь замечательными. Доходы кинозвезды или эстрадного певца вызывают меньше зависти и недоброжелательства, чем доходы нефтяного магната, потому что люди ценят достижения в области развлечений, а не в области бизнеса и потому, что личность первого вызывает симпатию, а личность второго — нет. В их глазах потребление дохода развлекающим их человеком само по себе является развлечением, в то время как потребление капиталиста таковым не является им кажется, что то, чем обладает артист, было ему добровольно отдано ими же самими, тогда как доходы капиталиста каким-то образом украдены у них.  [c.47]

Многие родители исповедуют по отношению к своему ребенку психологию жертвы. Они могут хотеть, чтобы их ребенок стал атлетом или звездой экрана, моделью или финансовым магнатом, словом тем, чем не стали они сами).  [c.127]

В XX столетии стала характерной все большая централизация решающих условий производства у относительно уменьшающегося числа крупнейших их владельцев — магнатов финансового капитала. Они сосредоточивают у себя не только принадлежащие им собственные, но и заимствованные средства. Чтобы овладеть контрольным пакетом акций, например, в гигантской корпорации США, требуется иметь 5—10 млрд. долл., что по карману лишь небольшой горстке людей. А эффективный контроль за деятельностью компаний-монстров со стороны рядовых акционеров стал нереальным. В результате ускорившегося роста корпоративного и финансового капитала экономическая власть ушла из рук массы мелких собственников капитала. Она сосредоточилась главным образом у тех, кто занимается широкомасштабной организацией общественного хозяйства.  [c.83]

Заключая союзы с другими организациями, особенно с оптовыми фирмами и поставщиками, предприятия любого типа получают мощную поддержку. Компании Дженерал Моторс , Форд и Крайслер не ушли бы так далеко вперед от паровых автомобилей и паровозов, если бы их не поддерживали нефтяные магнаты и правительственные ведомства, занимавшиеся строительством дорог. Союзы информационно-емких предприятий представляют собой особенно мощное оружие в силу низких предельных издержек производства информации — ее заводской себестоимости, близкой к нулю, — союзы таких предприятий создаются очень быстро, а эффект статус-кво способствует их укреплению.  [c.85]

Уже все привыкли, что реклама — двигатель торговли. Один из американских магнатов прошлого Д. Рокфеллер любил повторять, что в бизнесе есть две вещи, на которых не стоит экономить реклама и страховка. На тему рекламы и у нас написано уже много. Но не рекламой единой обеспечивается на рынке продвижение продукта. Попытаемся разобраться, что нужно знать предприятию или фирме при разработке стратегии и тактики продвижения своей продукции на рынке.  [c.257]


Однажды он сказал своему приятелю Я не стремился нажить себе состояние. Я никогда не ставил себе целью просто копить деньги. Я стремился строить 13. Именно это он и делал. К концу жизни он гордился тем, что навел порядок в хаосе, царившем в нефтяной промышленности, и создал одну из сильнейших и самых эффективных деловых организаций в мире. Он, видимо, никогда не замечал раздвоения между его личной и деловой жизнью. Нам это кажется неправдоподобным, но в XIX в. деловая жизнь в Америке была беззаконными джунглями, в которых люди боролись любым оружием, имевшимся у них под рукой. Методы Рокфеллера были не лучше других, но тем не менее они были не хуже методов, применявшихся такими современными магнатами, как Вандербильт, Армор и Морган. Мы можем осуждать нравы того времени, но мы должны судить об отдельных людях по нормам, существовавшим в их времена, совершенно так же, как мы судили бы о каком-либо римском императоре или индейском вожде.  [c.71]

Посетитель вынул чековую книжку, выписал чек, протянул торговцу и вышел. Когда торговец увидел имя, написанное на чеке, он сначала позеленел, а потом побагровел. С беднягой чуть не приключился инфаркт. То был сам Гарри Пэйн Уитни. Торговец понял если бы он оторвал зад от стула, то продал бы магнату не один автомобиль, а сразу три.  [c.97]

На следующий день Дюран пригласил Даун-за к себе в офис. После короткой беседы магнат предложил молодому человеку работу — ничем не примечательную должность клерка в огромной конторе, где за столами сидели по меньшей мере еще сто человек. Рабочий день начинался в полдевятого утра, а заканчивался в половине шестого. Оклад новому сотруднику положили весьма скромный.  [c.104]

Четверть часа спустя Дюран открыл дверь кабинета и увидел, что один из клерков все еще на рабочем месте. Магнат спросил Даунза,  [c.104]

Потом он спросил, не нужна ли мистеру Дюрану какая-нибудь помощь. Магнат попросил карандаш. Даунз как следует заточил карандаш и отдал хозяину. На этом все и закончилось Дюран поблагодарил его и пожелал доброго вечера.  [c.105]

Я полтора года провел с мистером Летурно, пытаясь выяснить, в чем же все-таки секрет его успеха. То есть я принимал на веру утверждение магната о его партнерстве со Всевышним, но мне хотелось знать в точности, когда и где партнеры вступили в первый контакт.  [c.182]

Как-то ночью я сопровождал Летурно, когда он на личном самолете возвращался с одной конференции в Токкоа. Вскоре после взлета магнат откинулся в кресле и тут же уснул. Минут через тридцать он вдруг встрепенулся, достал из кармана записную книжку и быстро написал в ней несколько строк. Меня поразило, что в это время он смотрел не в книжку, а в пространство. v  [c.182]

К российским олигархам на Западе отношение пренебрежительное. Здесь считают, что их капиталы (миллиарды) нажиты нечестным путем. Западные средства массовой информации многократно писали о том, что Б. Березовский сделал свое первоначальное накопление на махинациях с продажей автомобилей ВАЗа, получив поддержку со стороны руководства предприятия. Ему удалось наложить руку на финансы Аэрофлота . Минуя Москву, деньги от продажи билетов и за другие услуги из зарубежных представительств компании переводились на счета фирм магната в швейцарские банки. За Березовским утвердилось прозвище кремлевского крестного отца . Первым так его назвал влиятельный американский журнал Форбс (последний сравнивает его с Распутиным). В 90-е годы этот бизнесмен делает большие деньги на автомобильном бизнесе, а затем распространяет свою империю на нефть, банки, газеты, телевидение, транспорт ,— пишет влиятельная французская газета Фигаро экономи . Западные политики, эксперты, журналисты поражаются самонадеянности Березовского. В беседах с ними он без зазрения совести утверждает, что он, олигарх, спасет Россию . БАБ является королем олигархов, серым кардиналом, который хвастается тем, что "назначает и смещает правительство России ,— писала самая распространенная в Италии газета Коррьере делла сера . На Западе не причисляют к финансовым гениям (типа Дж. Сороса) тех, кто наживает деньги путем махинаций при попустительстве, а то и прямой поддержке властей (имеется сотни и тысячи фактов). Когда деньги сами плывут к тебе в руки, большого ума не нужно. Здесь можно вспомнить римского императора Тита Флавия Весписиана .  [c.284]

В ранние эпохи переложение имело характер принуждения часть населения, обладающая властью, принуждала другую часть населения нести бремя налогов. Насильственным путем Рим освобождал собственное население от обложения, перелагая его на подвластные, покоренные им народы (провинции). Средневековый город подчинял себе окрестные области, всячески эксплуатируя их в фискальном отношении. Привилегированные сословия -дворянство и духовенство, принимая на себя обязанность внесения той или другой суммы налога, являлись лишь посредниками между государством и сидевшим на их землях крепостным населением. Таковыми были уже римские магнаты в эпоху поздней Римской империи, ответственные перед фиском за правильное внесение их колонами поземельно-подушной подати, - одна из причин прикрепления колонов к поместьям. Средневековый феодал, будучи лично свободен от обложения, разверстывал причитающиеся с феодального поместья налоги. Такое же право принадлежало прусским помещикам еще в XVII в., каждый из них распределял установленное для поместья по числу гуф1 обложение по своему усмотрению между своими подданными - крестьянами.  [c.158]

В июле 1965 г. Moody снизило рейтинг дополнительного выпуска облигаций муниципалитета Нью-Йорка на сумму 175 млн дол. с класса А, к которому до сих пор относило муниципальные облигации, до класса Ваа. В результате городские власти выразили недовольство, обвиняя рейтинговые агентства в том, что "города недополучили тысячи миллионов долларов вследствие необоснованного повышения процентной ставки". Чтобы исправить положение, предлагалось создать федеральное агентство, которое могло бы "более объективно" классифицировать муниципальные облигации. Десять лет спустя, когда Нью-Йорк оказался близок к банкротству, Moody опять подверглось критике - теперь уже за слишком оптимистичные рейтинги. Один из сенаторов сетовал "Moody продолжало сигнализировать "Все хорошо", даже когда город уже "охватила финансовая лихорадка и он был позаброшен своими банкирами и "денежными магнатами". Да, судьбу рейтингового агентства не назовешь счастливой.  [c.636]

По данным журнала Forbes, в 1998 г. семья Уолтон, владеющая сетью магазинов Wal-Mart Stores, занимает второе место после Билла Гейтса в списке самых богатых бизнесменов мира (личное состояние семьи Уолтон оценивается в 48 млрд, а компьютерного магната — в 51 млрд).  [c.640]

Роли, которые принуждены играть миллиардеры, меняются также от эпохи к эпохе. Люди нового поколения созидателей богатств, такие как Бернар Тапи, хорошо понимают и силу средств массовой информации, и влияние на общество молодых динамичных предпринимателей . И вот они, при мощной поддержке рекламы, уже изображают себя спасителями отечества и, преисполненные гордости за свои достижения, решительно выступают на борьбу против того чувства вины, которое у нас всегда сопутствует деньгам. Этим они во многом отличаются от основателей династий европейских миллионеров прошлого века, которым приходилось вписываться в общество, где традиционно законность власти и богатства основывалась на происхождении, и где было куда важнее хорошо родиться , чем преуспеть в делах. Поэтому-то они и старались подобрать обноски старой аристократии, покупая развалившиеся замки, заново вызолачивая древние гербы и стараясь заполучить себе в жены девиц из обедневших фамилий. Им приходилось спешить, чтобы успела появиться патина времени, а семейства обрели аристократические манеры и научились искусству ослеплять своим богатством, сохраняя при этом чувство меры и хорошего вкуса. Портреты миллиардеров, которых продвигает пресса, создаются под влиянием не только культуры их страны, но в равной мере и представлений французского общества об этой стране, и поэтому они весьма значительно отличаются друг от друга. Каждой стране присущи определенные типы личностей и биографий, которые служат основой для свойственных только ей мифов и выявляют особенности национального характера. Великие американские магнаты, несмотря на все их различие, несомненно, обладают родственными чертами. Это часто self-made man, которые гордятся тем, что вознеслись из ничтожества, и без ложного стыда демонстрируют приобретенные богатства. В большинстве слу- Немногих счастливчиков англ.).  [c.8]

Фуггеры как международные экономические магнаты, финансисты императоров Фердинанда и Карла были, вполне естественно, и папскими банкирами. Папы поручали им собирать налоги в Центральной Европе и обращались за денежной помощью при строительстве собора Св. Петра в Риме. Подобные дела лишь увеличивали политическое влияние рода, предприятия которого были разбросаны от  [c.25]

Симона Патиньо упрекали не только в том, что он пренебрегает своей родиной. Как и всех промышленных магнатов, его упрекали - обоснованно или нет - что он тайком играл пагубную роль в трагических событиях, которые потрясали Боливию. Мрачно настроенные политологи были уверены, что именно его тень угадывается за спинами тех, кто произвел государственные перевороты в 1939,1943 и 1948 гг. Но более всего его обвинили в том, что он активно подталкивал Боливию к так называемой Чакской войне с Парагваем, которая произошла из-за крохотного клочка земли, где имелись запасы нефти, и которая обошлась стране в пять тысяч убитых.  [c.108]

Оловянный король Патиньо II был расточительным монархом. Он поражал весь мир беззастенчивой роскошью своих приемов, которые очень любил устраивать, надменно объявив, что удовольствие миллиардера никогда не может быть чрезмерным , что несколько переходило пределы хорошего вкуса и скромности. Но в легенду наследный принц империи Патиньо вошел, главным образом, благодаря своим семейным неурядицам. Начиная с 1942 г. журналисты скандальной прессы всегда могли поживиться сенсацией, черпая ее из перипетий бесконечного трагикомического бракоразводного процесса Патиньо-младшего. Первой враждебные действия начала Мария Кристина. В Нью-Йорке она возбудила в суде процесс, желая расстаться со своим супругом-магнатом. Антенор категорически отказался дать свободу жене, чья кровь была еще голубее, чем кровь серафимов. В качестве мировой он обязался выплачивать ей ежегодное содержание в четыреста тысяч долларов, пообещав прибавлять к этому содержанию такую же сумму всякий раз, когда он будет уличен в новой супружеской измене. Ее королевское высочество внезапно проявила сговорчивость и пошла на сделку, мысленно моля небеса, чтобы рога у нее, если такой термин применим к женщине, оказались самыми большими, какие только могут быть.  [c.109]

Седьмого августа 1947 г. кровоизлияние в мозг прервало жизнь Генри Форда После него осталось наследство, включающее сорок восемь заводов в двадцати трех странах мира, на которых трудились не менее ста пятидесяти тысяч человек. Империя автомобильного магната уже клонилась к упадку, а после того как это семейное предприятие было отдано в управление бывшему чемпиону мира по боксу Генри Беннету, который проявил себя совершенно никудышным менеджером, оно оказалось на грани краха.  [c.121]

Это добровольное и неожиданное исчезновение человека, которого почитали героем, явилось для американской публики самым непостижимым поступком, какой только можно себе вообразить. Но американцы знали об этом человеке только то, что им сообщала пресса стремление быть всегда первым, неуемная жажда жизни, любовь к действию,- то есть те черты характера, которые тогдашняя идеология представляла как специфически американские. О другой стороне его натуры, полностью противоположной той, о которой она знала, публика не имела ни малейшего представления интро-вертный, стертый темперамент, навязчивая мизантропия Говард Хьюз, магнат, возбуждавший в Новом Свете самую сильную зависть, был, по сути, нелюдимым человеком, отчаянно одиноким. Читатели бульварных газет представляли Говарда Хьюза этаким образцом миллиардера, счастье которого, равно как и состояние, безмерно. Его жизнь до ноября 1966 г. казалась примером пути, который мечтали повторить все его соотечественники, и никто из них так и не смог понять, как можно, находясь на гребне богатства и славы, совершить столь странный, чтобы не сказать нелепый, поступок.  [c.131]

Высшие авторитеты прогрессивной интеллигенции по нравственным вопросам полагают, что имеют дело с выдающимися гуманистами, насквозь проникнутыми идеологией Прав Человека, и поэтому относятся к ним с исключительной благосклонностью. Ведь они чисты, как новорожденные младенцы,-как могут они ликвидировать свои предприятия и обречь несчастных тружеников на безработицу, да еще так, чтобы их за это не упрекнули К тому же, их идеи столь благородны и отличаются такой левизной , что газеты (а чаще эти же самые миллиардеры являются их владельцами или акционерами) не смогут попрекнуть их, если они, с отчаянием в душе и после поистине корнелевских монологов, все же примут такое решение. Таким образом, розовые финансовые магнаты могут быть капиталистами на манер Филиппа Эгалитэ, который, будучи аристократом Старого Режима, жил в роскоши, но одновременно подрывал этот самый Старый Режим.  [c.173]

Я смог убедить его, и мы основали вместе фирму. Но если бы мне заранее не было совершенно ясно, чего я хочу добиться, это мне никогда бы не удалось. Я записал и визуализировал мою цель. И за следующие шесть месяцев я узнал о финансовых магнатах больше, чем за всю предыдущую жизнь. В конце концов наши пути разошлись, так как я хотел посвятить себя только моей задаче.  [c.268]

У кого есть право и возможность много зарабатывать, у того есть и обязанность заботиться об обездоленных. Эндрю Карне-ги, крупного металлургического магната, это привело к мысли  [c.282]

Джон Дэвидсон Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в Рич-форде, штат Нью-Йорк, и принадлежал к небольшой группе ровесников, которые появились на свет во второй половине 1830-х годов, вместе возросли на волне промышленного бума после Гражданской войны и стали первым поколением национальных магнатов, — каковы Эндрю Карнеги (р. 1835), Джей Гулд (р. 1836) и Дж. П. Морган (р. 1837).  [c.67]

Но магнату-миллиардеру, владеющему энергоемкими предприятиями, явно не стоит, жонглируя туманными и малопонятными лозунгами, убеждать других беречь природу1. Когда радикальные принципы охраны среды реализуются в развитом мире (в США или странах Евросоюза), они оборачиваются почти карикатурой — например, призывом покупать экологически полезные велосипеды по 3 тысячи долларов. Применительно к бедным развивающимся странам такие рецепты звучат издевательски легкомысленно.  [c.177]

Если не обращать внимания на назойливость защитников природы , то их слова и действия не представляют длительной реальной опасности для нефтегазовой отрасли. Ни один магнат, эазглагольствующий об охране среды, не захочет существовать в условиях дефицита электричества. Ни один политик не пережи-зет созданного им же самим энергетического кризиса.  [c.182]

Состояние семьи Гарриманов, сохранившиеся и по сей день, создано в начале 1900-х гг. Старым Гарриманом , начавшим свою карьеру клерком в торговом зале биржи и ставшим одним из крупнейших банковских и биржевых магнатов. Он  [c.97]

Семьдесят лет назад корпорация была инструментом ее владельцев и отражением их индивидуальности. Имена этих магнатов — Карнеги, Рокфеллер, Гарриман, Меллон, Гугенгейм, Форд — были известны всей стране... Те, кто возглавляет теперь крупные корпорации, безвестны... Люди, которые управляют крупными корпорациями, не являются собственниками сколько-нибудь существенной доли данного предприя-гая. Их выбирают не акционеры, а, как правило, совет директоров, который в порядке взаимности избирают они сами 1.  [c.84]

В 30-х годах нашего столетия западные социологи и экономисты создали теорию управленческой революции. Согласно этой теории с широким переходом к акционерной форме предприятий власть капиталистов-собственников над банками и корпорациями перешла в руки специалистов — управляющих, технократов (высококвалифицированных специалистов — ученых, инженерно-технической интеллигенции, менеджеров, принимающих участие в управлении производством) и бюрократов (слою высшей чиновничьей администрации, часто преследующей собственные, корыстные интересы). Так, профессор Дж. Гэлб-рейт констатировал Семьдесят лет назад корпорация была инструментом ее владельцев и отражением их индивидуальности. Имена этих магнатов — Карнеги, Рокфеллер, Гарриман, Меллон, Гугенгейм, Форд — были известны всей стране... Те, кто возглавляет теперь крупные корпорации, безвестны... Люди, которые управляют крупными кор-порациями, не являются собственниками сколько-нибудь существенной доли данного предприятия. Их выбирают не акционеры, а, как правило, совет директоров 1.  [c.211]

Видимо, непрерывные пертурбации в экономической политике государства — один из факторов, мешающих французским компаниям догнать своих наиболее мощных зарубежных конкурентов. "Среди крупнейших 50 промышленных фирм мира имеется 12 западноевропейских, из них лишь одна французская. Она появилась в этом списке только в 2000 г., когда благодаря слиянию Тоталь, Эльф-Акитэн и бельгийской Петрофины образовался концерн ТотальФинаЭльф (4-е место в мировой иерархии нефтяных магнатов).  [c.414]

МАГНАТЫ (от лат. magnus — большой, великий) — представители крупного промышленного и финансового капитала. Исторически - крупные феодалы, богатая и родовитая знать.  [c.169]

Большая экономическая энциклопедия (2007) -- [ c.342 ]